Спецпредставитель ЕС: "Евросоюз будет уделять больше внимания правам человека в Таджикистане" » The Asia Times - события в Азии и в мире: темы дня, фото, видео, инфографика.

Спецпредставитель ЕС: "Евросоюз будет уделять больше внимания правам человека в Таджикистане"

В Душанбе 18-19 октября проходила конференция высокого уровня по «Международному и региональному сотрудничеству в области пограничной безопасности и контроля в целях противодействия терроризму и предотвращения передвижения террористов». Выступая с десятиминутной речью в первый день конференции, президент Таджикистана Эмомали Рахмон призвал развитые страны мира не предоставлять убежище для лиц, обвиняемых в терроризме.

«Мы наблюдаем, что террористы и экстремисты благополучно используют институт “беженца” и злоупотребляют доверием развитых стран», – заявил Эмомали Рахмон. 

На этой же конференции с докладом выступила Специальный представитель Европейского Союза в странах Центральной Азии Терхи Хакала.

В интервью CABAR.asia Хакала рассказала, зачем на самом деле проводятся подобные мероприятия и какую повестку собирается продвигать Европейский Союз в Центральной Азии и, в особенности, в Таджикистане в ближайшие годы. 
 

Важен комплексный подход

Как прошла конференция по борьбе с терроризмом? Считаете ли вы ее продуктивной встречей на высоком уровне? 
Эта конференция стала возможностью собраться вместе, чтобы обеспечить координацию в борьбе с глобальными, межрегиональными и вновь формирующими угрозами.

Важно, чтобы мы продолжали поддерживать многосторонние организции и процессы, мы просто не можем справиться со всеми глобальными вызовами в одиночку. 

Для меня, как представителя ЕС, эта конференция стала возможностью повысить осведомленность и донести информацию по нескольким вопросам, которые продвигает ЕС. Совсем недавно ЕС приступил к исполнению обязанностей нового сопредседателя Глобального контртеррористического форума.

Этот форум объединяет политиков и экспертов-практиков со всего мира для обмена опытом и знаниями, а также для разработки практических, общедоступных инструментов и стратегий по предотвращению и противодействию эволюционирующей террористической угрозе. 

Вступая в должность, Верховный представитель (Европейского союза, прим. ред.) по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель подчеркнул роль ЕС в предотвращении насильственного экстремизма во всем мире и отметил глобальное воздействие терроризма и необходимость реагирования на него: "Важен комплексный подход к борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом, центральным аспектом которого является образование – в частности, образование девочек – и мы должны продолжать работать над этим". 
В этой связи мы также признаем особую роль лидерства женщин во всех усилиях по борьбе с терроризмом, поэтому мы хотели бы, чтобы здесь уделялось больше внимания. 
 
Какие основные вопросы безопасности в Центральной Азии, по вашему мнению, должны беспокоить общество?
Существует множество общих вопросов безопасности, которые должны нас волновать. К ним относятся терроризм, насильственный экстремизм, организованная преступность, гибридные конфликты и кибератаки, нелегальная миграция, распространение и торговля оружием – и это лишь некоторые из них.

Финансовая нестабильность, крайние социальные и экономические расхождения могут еще больше усугубить нестабильность и конфликты. Мы еще не полностью оправились от пандемии COVID – 19 и ее последствий. На границах ЕС идет война. Я думаю, вы тоже ощущаете ее последствия. 

События в Афганистане вызывают серьезную озабоченность у всех нас. Нежелание Талибана (признана террористической в Таджикистане) принимать меры против убежищ террористов и возможностей ИГ-Хорасан (признана террористической в Таджикистане) сохраняется. Центральноазиатские соседи Афганистана играют решающую роль в том, чтобы помочь нам понять развитие событий в стране и выработать наши ответные меры. 

Проблема насильственного экстремизма оказалась живучей и устойчивой, несмотря на территориальное поражение ИГИЛ (признана террористической в Таджикистане, также известна, как Исламское государство). Сегодня он приобрел множество форм и идеологических проявлений и доказал, что способен использовать эффективные и инновационные методы вербовки и нападений, и мы должны уметь реагировать на них. 

ЕС и государства-члены также обеспокоены взаимосвязью между организованной преступностью и терроризмом. Ее понимание необходимо не только для предотвращения перемещения террористов и других преступников, но и для эффективного выявления потенциальных жертв террористических групп, сексуального и гендерного насилия, торговли людьми и других связанных с ними преступлений. 

Поскольку безопасность ЕС тоже находится под влиянием этих вызовов, ЕС поддерживает наших центральноазиатских партнеров в их решении и делится нашим опытом и лучшими практиками. Мы делаем это через политический диалог и через программную деятельность.

Например, в наших программах мы сосредоточились на управлении границами, на противодействии терроризму с учетом правозащитного подхода, на укреплении потенциала правоохранительных органов и уголовного правосудия для противодействия использованию новых и новейших технологий, на предотвращении насильственного экстремизма и радикализации, на реинтеграции и реабилитации женщин и детей, возвращающихся из Сирии и Ирака, и т.д.  

На самом деле, опыт стран Центральной Азии в области реинтеграции и реабилитации очень интересен и для нас. 
 

"Каждый конфликт уникален"

У Вас есть экспертные знания о пограничных конфликтах на Южном Кавказе. Видите ли Вы общие черты между нагорно-карабахским и таджикско-кыргызским конфликтами? Где вы видите решение этого пограничного спора? Чем может помочь ЕС?
Есть несколько конфликтов, которые являются следствием распада Советского Союза, и во многих конфликтах можно найти сходство, но в конечном итоге каждый конфликт уникален и требует особого индивидуального решения. Главной предпосылкой для решения является политическая воля и, возможно, храбрость лидеров. Мы, как международное сообщество, можем по-разному поддерживать процессы урегулирования и трансформации конфликтов, но в конечном итоге, именно лидеры должны привести к миру. 

Мы, конечно, обеспокоены вспышками насилия на границе, каждая смерть – это огромная трагедия, которой можно было бы избежать. ЕС предложил поддержку в рамках своих соответствующих программ, и мы продолжаем пристально следить за ситуацией. 
 
Как Вы, возможно, знаете, в этом году были арестованы 7 блогеров и журналистов, один из которых уже приговорен к 7 с половиной годам, а другой – к 10 годам. Судебные процессы проходили за закрытыми дверями без участия каких-либо СМИ. Какие меры ЕС собирается применить в Таджикистане для защиты свободы слова и прав журналистов?
Сокращение возможностей для гражданского общества, включая свободу СМИ, беспокоит нас во всех регионах. Для ЕС доступ к правосудию и справедливое судебное разбирательство являются основополагающими принципами.

Мы продолжаем поднимать эти и другие вопросы в нашем диалоге с правительством Таджикистана. По мере развития наших отношений с Таджикистаном в новых областях, выполнение обязательств в этой сфере будет отслеживаться более пристально, в том числе странами-членами ЕС и Европейским парламентом, который, я думаю, теперь будет уделять больше внимания Таджикистану после недавней резолюции
 
Похоже, что с началом войны в Украине ЕС перестал обращать внимание на нарушения прав человека в Центральной Азии, направив все усилия на изоляцию Москвы от Центральной Азии и всего мира. Что Вы думаете по этому поводу?
Я бы не согласилась. Действительно, ЕС поддерживает Украину во многих отношениях – от военной поддержки до принятия миллионов беженцев. Санкции против России – это один из инструментов для прекращения этой жестокой войны, и они очень болезненны и для нас. Может показаться, что наше внимание полностью отвернулось от Центральной Азии, но это не так.

Мы продолжаем развивать наши отношения с регионом, ведем переговоры о новых партнерских соглашениях, разрабатываем инициативы “Команда Европы”, думаем, как взаимовыгодно взаимодействовать с Центральной Азией в рамках инициативы “Глобальный шлюз”.

У нас есть широкая повестка дня, изложенная в стратегии ЕС – Центральная Азия, принятой в 2019 году. Теперь частью нашего взаимодействия являются подход, основанный на правах человека, и продвижение гендерного равенства. 

За последний год мы увидели, что во всех странах Центральной Азии, кроме Туркменистана, вспыхивали случаи насилия. Несмотря на то, что многие ранние признаки были налицо –  в некотором роде мы были застигнуты врасплох.

Нам необходимо лучше понять, почему и как мы можем помочь устранить как коренные причины, так и выработать ответные меры. Общества Центральной Азии претерпевают фундаментальные изменения. 



КОММЕНТАРИИ