Эпидемия коронавируса и ситуация в Центральной Азии

Постсоветская Центральная Азия — очень специфический регион, где контуры международно-политической ситуации достаточно быстро менялись, начиная с 1991 г. и до сих пор. Достаточно в этой связи упомянуть такие основные вехи этих изменений, как складывание системы новых независимых государств региона (начало 1990-х гг.); активизация «Новой большой игры» за региональное влияние между великими державами (с середины 1990-х гг.); рост нетрадиционных угроз безопасности и усиление международного антитеррористического сотрудничество (самый конец 1990-х – начало 2000-х гг.); резкое усиление сотрудничества с КНР, рост постсоветских интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, соглашение о сопряжении китайского проекта «Один пояс — один путь» и ЕАЭС на фоне усилившегося противостояния великих держав (все эти процессы резко усилились к концу 2010-х гг.). Эпидемия коронавируса может оказаться еще одним фактором, который в той или иной степени способен изменить международно-политическую конфигурацию в регионе. Причем вектор этой эволюции в настоящее время остается неопределенным.

Прогноз развития эпидемии в Центральной Азии

Страны региона (Казахстан, Киргизия, Таджикистан) непосредственно граничат с КНР, где данный вирус впервые появился, а также (Туркменистан) с Ираном, где масштабы распространения эпидемии оказались чрезвычайно широкими. Есть опасение, что в условиях войны и перманентного внутриполитического кризиса от эпидемии может сильно пострадать и соседний с Таджикистаном и Туркменистаном Афганистан.Эксперты предлагают разные версии дальнейшего развития эпидемии коронавируса в Центральной Азии. Оно может пойти как по китайско-корейскому сценарию (быстрое затухание), так и по итальянскому (длительный рост). Однако реализация китайско-корейского сценария требует серьезных карантинных мер и хорошего развития медицины. Наиболее «проблемными» в этом плане представляются Таджикистан и Туркменистан. В обоих странах медицинская инфраструктура (особенно в провинции) находится после распада СССР в очень плохом состоянии как из-за недофинансирования, так и из-за массового отъезда специалистов (как из числа местной интеллигенции, так и русскоязычных). Эти процессы произошли еще в 1990-е – начале 2000-х гг. В Таджикистане они были связаны с катастрофичной гражданской войной (1992-1997), а в Туркменистане — с сильным давлением на интеллигенцию и русскоязычных при президентстве Сапармурата Туркменбаши, особенно в ходе установления националистической идеологии «Рухнама» (с 2001 г.) и в результате отмены двойного гражданства после неудавшегося покушения на этого президента в 2002 г.
Как мы покажем ниже, опасения у экспертов вызывает то, что власти обеих стран, в том числе по политическим причинам, официально утверждают, что в их странах нет эпидемии, и в результате может оказаться, что они опоздают с введением карантинных мер.
Перспективы ситуации в Казахстане, Узбекистане и Киргизии лучше в связи с тем, что в этих странах был своевременно введен карантин, а также лучше состояние медицинской инфраструктуры. Причины тому заключаются, в том числе, в том, что отъезд русскоязычных специалистов не носил столь массовый характер, как в Таджикистане и в Туркменистане. В Казахстане ВВП на душу населения сопоставим с российским, и затраты на поддержание медицины были (по сравнению с другими постсоветскими странами) достаточно высокими. Рассмотрим ситуацию в отдельных странах региона в порядке их «проблемности».

Туркменистан

В связи с отсутствием достоверной информации ситуация в этой стране наименее изучена. Именно это и вызывает опасения у экспертов. Ситуация с коронавирусом в этой стране неопределенна — она в реальности может оказаться как очень хорошей, так и очень плохой. Официальные источники информации имеют тенденцию искажать ситуацию в пропагандистских целях, в то время как оппозиционные источники информации также достаточно сильно политически ангажированы.
Официальные данные «рисуют» совершенно благополучную ситуацию. В частности, ВОЗ было сообщено, что в стране нет случаев заболевания коронавирусом. Та же информация была официально предоставлена другим международным организациям и странам-партнерам Туркменистана. Власти также сообщили о высокой степени готовности системы здравоохранения к борьбе с возможной эпидемией. В частности, на прошедшем в режиме видеоконференции саммите Тюркского совета президент страны Гурбангулы Бердымухамедов (врач-стоматолог по образованию) заявил: «Для учреждений здравоохранения приобретается всё необходимое, и сегодня они оснащены самым современным оборудованием, средствами индивидуальной защиты, тест-системами, медицинскими препаратами и другими необходимыми средствами».
Среди мер, проводимых руководством страны, отмечаются:
  • усиление системы санитарного и фитосанитарного контроля, ветеринарного надзора, прежде всего, на границе; ограничение въезда иностранцев, введение карантина для возвращающихся из-за рубежа граждан;
  • отмена некоторых массовых мероприятий, усиление просветительской работы на предприятиях и в системе образования;
  • мероприятия по дезинфекции, прежде всего, мерами народной медицины;
  • усиление медицинского контроля внутри страны, направленного на выявление возможных вирусоносителей; введение ряда ограничений на передвижение внутри страны.
Однако массовый карантин в стране не был объявлен. Туркменистан продолжал в марте-апреле 2020 г. проводить массовые мероприятия и отмечать праздники с участием большого количества людей (празднование Новруза, ежегодную озеленительную акцию, общенациональный велозабег, день туркменского скакуна, футбольные матчи).
Оппозиционные источники заявляют, что власти страны скрывают ряд случаев заболеваний и даже смертей от коронавируса. Одной из причин, по мнению критиков, является то обстоятельство, что президент Г. Бердымухамедов в начале своей политической карьеры был министром здравоохранения и медицинской промышленности Республики. До сих пор в официальной пропаганде большую роль играет позиционирование его достижений в области развития системы здравоохранения страны (в том числе в период президентства Сапармурата Ниязова, когда система здравоохранения в стране впервые подверглась очень серьезной «оптимизации» с целью экономии денежных средств).
Оппозиционные источники указывают также на неподготовленность медучреждений страны к вспышке пандемии, отсутствие необходимого для тестирования оборудования, отсутствие должной защиты от вируса для медперсонала, недостаток квалифицированных врачей в связи с отъездом в прежние времена русскоязычных специалистов. «По сообщениям источников из 5 велаятов и Ашхабада, внутри больниц и клиник, реорганизация обычно означала сокращение койко-мест в больницах. На сегодняшний день, в районных больницах, в реанимационных отделениях предусмотрено от 5 койко-мест, а в отдаленных районных центрах 1 место», — говорится в заявлениях.В оппозиционной прессе указывается, что в стране резко обострилась существовавшая и ранее продовольственная проблема, а также увеличились проблемы русскоязычного меньшинства (например, в связи с тем, что в рамках борьбы с коронавирусом всем учителям в школах, а среди них много нетуркмен, было велено обязательно носить туркменские национальные платья и платки). Критики также отмечают, что имеют место многочисленные случаи коррупции при реализации профилактических мер.

Таджикистан

По официальным данным (на 28 апреля 2020 г.), в Таджикистане нет случаев заражения коронавирусом. Однако эксперты высказывают сомнения в достоверности этой информации.
Среди мер, предпринятых правительством еще в марте-начале апреля, можно указать:
  • организацию проверок в зонах прибытия из-за рубежа;
  • прерывание воздушного сообщения и закрытие наземных границы;
  • рекомендация авиакомпаниям не продавать билеты тем, кто планирует приехать в страну из Италии, Ирана, Афганистана, Китая и Южной Кореи;
  • рекомендация туркомпаниям временно отказаться от организации как внутренних, так и зарубежных туров;
  • вынесение Советом улемов Таджикистана фетвы, которая разрешает закрыть двери мечетей в целях предотвращения потенциального распространения коронавируса.
  • отмену ряда праздничных мероприятий;
  • налаживание производства антисептиков (гипохлорита натрия).
Эксперты отмечают и недостатки предпринятых в стране мер (в конце марта-начале апреля не были отменены массовые мероприятия, школьники не были отправлены на каникулы или онлайн-обучение). Только в конце апреля было объявлено о дополнительных мерах, аналогичным тем, что были введены в России и соседних с Таджикистаном странах региона. Все образовательные учреждения (школы и детские сады) Таджикистана закрыты с 27 апреля по 10 мая, с 18 апреля также закрыты все мечети, был, наконец, приостановлен чемпионат по футболу. В стране активно обсуждается ряд спорных смертей (официально — от пневмонии), в том числе среди врачей. Эксперты в этой связи высказывали опасения, что информация о заболевших скрывается по политическим причинам. Это связано с тем, что на осень в Таджикистане запланированы президентские выборы, в которых должен принять участие либо сам Эмомали Рахмон, либо его сын — Рустам Эмомали, избранный 17 апреля спикером Сената республики. В связи с этим власти страны заинтересованы в том, чтобы не создавать негативного информационного фона, связанного с эпидемией.
Источники в соседней Киргизии распространили информацию о том, что к началу мая в Таджикистане официально признают наличие случаев болезни и введут чрезвычайное положение. По их данным, в карантине уже находятся более 60 человек, среди них учителя столичных школ, сотрудники МВД, работники Нацбанка. Согласно тем же источникам, в карантин была помещена заместитель председателя правящей Народно-демократической партии Таджикистана Хайринисо Юсуфи.

Киргизия

На 28 апреля в стране зарегистрировано 695 заразившихся. С 22 марта в Киргизии действует режим чрезвычайной ситуации. С 25 марта президент Сооронбай Жээнбеков ввел режим чрезвычайного положения в Бишкеке, Оше, Джалал-Абаде, Ноокатском, Кара-Суйском и Сузакском районах. По прогнозу Сингапурского института технологии и дизайна, пик заболевания в Киргизии закончится в конце мая, а окончание эпидемии ожидается в конце июля. Впрочем, следует отметить, что это — чисто математическая модель, поэтому ее прогностические возможности не следует преувеличивать.

Узбекистан

Первый случай инфицирования коронавирусом был зафиксирован 15 марта. На 28 апреля было зафиксировано 1 904 случаев заражения. С 16 марта Узбекистан закрыл сообщение с другими странами, массовые мероприятия и собрания в госорганах были отменены, учебные заведения перешли на дистанционную работу, был установлен режим самоизоляции и карантин, жителям республики запрещено пользоваться личным автотранспортом. Все ограничительные меры, в том числе карантин и обязательный режим самоизоляции, в Узбекистане продлены до 10 мая 2020 г. По прогнозу Сингапурского института технологии и дизайна, пик заболевания в Узбекистане закончится в начале мая, а окончание эпидемии ожидается в конце мая.

Казахстан

Первые случаи заражения коронавирусом COVID-19 в Республике были выявлены 13 марта. На 28 апреля, по официальным данным, в Казахстане зарегистрировано 2 835 зараженныхЭпицентры распространения коронавируса — г. Нур-Султан, г. Алматы, г. Шымкент. С 16 марта в стране был введен режим чрезвычайного положения. На период его действия усиливается охрана общественного порядка, особо важных государственных и стратегических, особорежимных, режимных и особо охраняемых объектов, а также объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и функционирование транспорта; ограничивается функционирование крупных объектов торговли, приостанавливается деятельность торгово-развлекательных центров, кинотеатров, театров, выставок и других объектов с массовым скоплением людей; вводится карантин, осуществляются масштабные санитарно-противоэпидемические мероприятия, в том числе с участием структурных подразделений Министерства обороны Республики Казахстан и органов внутренних дел. Запрещено также проведение зрелищных, спортивных и других массовых мероприятий, а также семейных, памятных мероприятий. Устанавливаются ограничения на въезд и выезд на территорию Республики Казахстан всеми видами транспорта для всех, за исключением дипломатов, а также членов делегаций международных организаций. По прогнозу Сингапурского института технологии и дизайна, пик заболевания в Казахстане закончится в конце июня, а окончание эпидемии ожидается в конце сентября.

Прогноз экономической ситуации в регионе

В Центральной Азии, исходя из опыта падения мировых цен на нефть и газ в 2014–2015 гг. (а также негативного влияния санкций и контрсанкций, связанных с отношениями России и стран Запада), ожидается серьезный экономический кризис. Для Казахстана и Туркменистана речь идет о прямых потерях в экспортных доходах, а Киргизия, Таджикистан и Узбекистан пострадают от уменьшения перечислений мигрантов из России и Казахстана.
Туркменистан до сих пор испытывает серьезные проблемы (например, в плане обеспечения продовольствием) из-за предыдущего этапа кризиса в 2014–2015 гг. В 2019 г. (частично в качестве экономической помощи) Россия согласилась закупить около 5,5 млрд куб. м по цене не более 110 долл. за тысячу куб. м. По сути, в настоящий момент, это основной ожидаемый валютный доход страны. В начале 2017 г. из-за хозяйственного спора прекратились поставки туркменского газа в Иран. Основным потребителем туркменского газа является Китай (порядка 35 млрд куб. м), однако существенная доля оплаты за газ идет в счет погашения долга за разработку месторождений туркменского газа и строительство трубопроводов.
Казахстан от падения цен на нефть пострадает больше других стран региона. Пока экспертные оценки угрозы разнятся. Согласно прогнозу Министерства национальной экономики Казахстана, ВВП страны по итогам 2020 г. составит 69,7 трлн тенге (155,5 млрд долл.), что на 0,9% меньше, чем в 2019 г. Указывается, что объем экспорта снизится на 32% —до 35,1 млрд долл., а импорта — на 22%, до 26,6 млрд долл. Аналитики Fitch Ratings предполагают, что ВВП Казахстана сократится на 1,5% в 2020 г. Азиатский банк развития более оптимистичен — он прогнозирует только уменьшение темпов роста в 2020 г. до 1,8%.
Ожидается сокращение китайских инвестиций в регион в связи с замедлением экономического роста в КНР. После кризиса 2014 г. именно экономическая поддержка Китая была основным фактором стабилизации экономической ситуации в Центральной Азии, сейчас этот фактор начинает исчезать. Китай уменьшает не только инвестиции (средства нужны будут для того, чтобы поддержать развитие собственной экономики), но и потребление ресурсов (они нужны в меньших количествах в условиях экономического спада). Уже с марта 2020 г. Китай сократил объем закупаемого им туркменского и казахстанского газа.
Три страны — Таджикистан, Киргизия и Узбекистан — больше всего пострадают от сокращения перечислений от трудовых мигрантов, работающих в России (и ряде других стран, прежде всего, Казахстане). Перечисления сократятся из-за того, что 1) в условиях карантина и сопровождающего его спада экономической активности многие мигранты останутся без работы; 2) падает курс национальной валюты ряда стран, прежде всего, России, соответственно, переводимые в долларах суммы уменьшатся. Сходная ситуация уже складывалась в 2015 г., однако тогда кризис носил намного менее масштабный характер.
В абсолютной величине больше всего среди трудовых мигрантов из Центральной Азии переводили денег граждане Узбекистана, но доля ВВП Узбекистана в 2013 г. от денежных переводов составила 9,69%, в 2015 г. в условиях кризиса она снизилась до 3,74%, затем снова стала расти до 12% ВВП Узбекистана в 2017 г. и 15% в 2018 г. В 2013 г. на денежные переводы приходилось почти 44% ВВП Таджикистана, в 2014 г. — чуть более 37%, в 2015 г. доходы упали до 29%, в 2016 г. — до 27%, но затем эта доля снова выросла до 31% в 2017 г. и 29% в 2018 г. Денежные переводы составляли 30% ВВП Киргизии в 2014 г. и сократились до примерно 25% в 2015 г., затем они выросли до 29% в 2016 г. и до 33% к 2018 г. Альтернативные России и Казахстану маршруты для трудовой миграции из Центральной Азии (страны Ближнего Востока, Турция, Япония, Южная Корея) также закрыты из-за эпидемии коронавируса. Разумеется, нельзя ожидать полного «обнуления» перечислений трудовых мигрантов. Многие из них адаптировались и к ситуации эпидемии (например, работники, специализирующиеся в доставке товаров в крупных российских городах). Однако уже сейчас размеры перечислений мигрантов из России снижаются, а многие из уехавших на заработки остались без работы.
Киргизия тоже страдает от сокращения транзитной торговли китайскими товарами в странах ЕАЭС (прежде всего, России), в определенные периоды времени эта доля доходила, по разным оценкам, до трети ВВП страны (существенная доля этой торговли была «в тени», что делает оценки затруднительными).
Выпадение существенной доли ВВП в 2020–2021 гг. приведет к росту социальной и политической напряженности во всех странах Центральной Азии. К сожалению, это будет усиливать ряд негативных тенденций в сфере безопасности, характерных для стран региона. К их числу можно отнести, прежде всего, тяжелую политическую обстановку, сложившуюся в соседнем Афганистане, где постепенно происходящий вывод американских войск сопровождается внутриполитическим кризисом, продолжающимися столкновениями правительственных сил с Талибаном и инфильтрацией ИГ в том числе и в сопредельные с Таджикистаном и Туркменистаном районы.
Экономический кризис также может спровоцировать «расшатывание» внутриполитической ситуации в ряде стран региона. Особенно это характерно для Казахстана и Киргизии. В Казахстане возможно усиление негативного влияния экономической конъюнктуры на политическую ситуацию, связанную с транзитом после вступления в должность президента в марте 2019 г. Касым-Жомарт Токаева. Уже в 2019 г. в Казахстане было больше антиправительственных демонстраций, чем за все десятилетие до 2019 г. В Киргизии 4 октября должны состояться выборы в парламент (Жогорку Кенеш), и тяжелая экономическая ситуация может способствовать победе оппозиционных партий. Кроме того, в Киргизии существует традиция двух последовательных революций (2005 и 2010 г.), которая ослабила государственность.

Международная помощь странам Центральной Азии и конкуренция между великими державами в условиях эпидемии коронавируса

Эпидемия еще раз показала, что страны Центральной Азии могут получать помощь со стороны всех великих держав мира и поддерживаемых ими международных организаций. Однако минусом данной ситуации представляется тот факт, что сфера оказания международной помощи как одно из проявлений мягкой силы одновременно является и ареной конкурентной борьбы в рамках «Новой большой игры» и «Новой холодной войны» в парах США — Россия и Китай — США.
ЕС подготовил план «Team Europe», предусматривающий выделение около 20 млрд евро для помощи в борьбе с коронавирусом находящимся в уязвимом положении странам. В Центральной Азии (по критерию уровня экономического развития) к ним отнесены Киргизия (36 млн евро), Таджикистан (48 млн евро) и Узбекистан (36 млн евро). В заявлении посольства США в Ашхабаде отмечается, что Соединенные Штаты предоставили Туркменистану более 920 тыс. долл. в виде медицинской помощи для подготовки лабораторий, активизации выявления инфекции, поддержки технических экспертов для реагирования на вспышку, усиления информированности о рисках. По линии USAID было объявлено о готовности оказать помощь Узбекистану в объеме 848 тыс. долл.
Наиболее масштабная помощь по линии западных стран и международных организаций оказывается Таджикистану и Киргизии. ЕС предоставит Таджикистану около 80 млн евро — 48 млн в виде гранта, 30 млн в виде кредита от Европейского инвестиционного банка для реализации антикризисного плана правительства, а также 1,3 млн на защитную одежду для медработников и 780 тыс. на санитарные принадлежности для учебных заведенийUSAID выделяет 868 923 долл. на укрепление способности Таджикистана реагировать на пандемию COVID-19. Средства будут предоставлены партнерам USAID — Abt Associates, Международной федерации Красного Креста и Всемирной организации здравоохранения, представительства которых работают в Таджикистане. Всемирный банк предоставил Таджикистану грант в размере 11,3 млн долл. для финансирования Программы экстренного реагирования на коронавирусную инфекцию. Германия выделила Таджикистану миллион евро через Германский Банк Развития (KfW). При финансовой поддержке Швейцарского Управления по развитию и сотрудничеству и технической поддержке ЮНИСЕФ Минздраву Таджикистана переданы индивидуальные средства защиты и материалы стоимостью 50 тыс. долл. Правительство Таджикистана также запросило помощи у МВФ в размере 120 млн долл.
США 20 марта выделили более 66 млн сомов на борьбу с коронавирусом в Киргизии через USAID. Средства получат региональные отделения Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), программы укрепления местных систем здравоохранения, реализуемой организацией «Abt Associates» и Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. До этого, в начале марта 2020 г., USAID передал Министерству здравоохранения Киргизии 10 тыс. масок, 10 тыс. пар перчаток, 1 400 хирургических халатов и 200 защитных очков. Фонд «Сорос — Кыргызстан» сообщил о том, что организация передала аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в реанимационный отдел Республиканской клинической инфекционной больницы, а также сформировал чрезвычайный фонд в 100 тыс. долл. для поддержки госструктур и гражданских организаций в борьбе с распространением эпидемии коронавируса. Япония предоставила Киргизии 2 тыс. тестов для выявления коронавируса, Германия выделит 500 тыс. евро, Киргизия стала первой страной, которая получила чрезвычайный кредит МВФ в 120,9 млн долл. из-за пандемии коронавируса. Проводятся также переговоры с Всемирным банком и Европейским банком реконструкции и развития о предоставлении помощи.
Оказывает помощь странам региона и КНР. Китай предоставил Таджикистану реагенты для 2 тыс. исследований на коронавирус, тысячу медицинских защитных комбинезонов, 500 бесконтактных термометров для измерения температуры, тысячу пар медицинских очков, столько же пар одноразовых медицинских перчаток и одноразовых медицинских бахил. Киргизии КНР предоставила тесты для выявления коронавирусной инфекции.
В связи с эпидемией коронавируса Россия выделила серьезную гуманитарную помощь центральноазиатским государствам. Ее основу составили наборы тест-систем и реагенты. Казахстан получил систем на проведение 30 тыс. исследований на коронавирусную инфекцию, Киргизия — на 25,6 тыс. тестов, Таджикистан — на 33 тыс., Туркмения — на 9 тыс. и Узбекистан — на 48,5 тыс. Кроме этого в некоторые республики были направлены приборы дистанционного измерения температуры тела.
Перейдем к проявлениям конкуренции великих держав. Следует отметить, что эпидемия вызвала настоящую информационную войну между Пекином и Вашингтоном. Для этого активно используются региональные СМИ стран Центральной Азии, происходит активное обсуждение как глобальных сюжетов (вроде дискуссии о том, кто, якобы, создал COVID-19 — США или Китай), так и связанных непосредственно с регионом. В Казахстане в центре публичных дискуссий оказалась Центральная референс-лаборатория (ЦРЛ) в Алма-Ате, построенная при финансовой поддержке оборонного ведомства США на базе бывшего советского Противочумного НИИ. Реализация проекта началась в 2010 г. и закончилась в 2015 г., а стоимость комплекса составила более 100 млн долл. Официально Центральная референс-лаборатория в Алма-Ате была создана для обеспечения безопасности особо опасных патогенов, оставшихся в Казахстане от советской военно-биологической программы, и исследований способов защиты от них, а также трудоустройства бывших военных биологов. Сходная ситуация с американским финансированием сложилась вокруг Национального центра особо опасных инфекций (бывший КНЦКЗИ). Работу центров контролирует посольство США в Нур-Султане. Население Алма-Аты выступает за закрытие обоих центров (92%, по данным соцопросов). США в настоящее время, в частности, по линии USAID, предпринимают активные информационные усилия по поддержке центров. Россия также участвует в этой информационной борьбе — российский МИД заявлял об обеспокоенности американскими биопрограммами на постсоветском пространстве.
В контексте описанной выше «информационной битвы» за ЦРЛ можно сделать вывод теоретического характера. Сфера оказания помощи при всем ее позитивном гуманитарном содержании не лишена определенного измерения мягкой силы. В частности, широкая популяризация помощи через международные и региональные СМИ — это, очевидно, инструмент международного влияния.

Прогноз дальнейшего развития ситуации и объективные интересы России в регионе

Ключевым и, на мой взгляд, недооцененным фактором, связанным не только с интересами России в сфере обеспечения безопасности, но и с интересами всех государств, связанных с Центральной Евразией, является усложняющаяся ситуация в Афганистане. Дестабилизация в этой стране усиливается. В условиях фактического самоустранения от хода боевых действий американцев (подписавших соглашение с Талибаном) официальные потери силовых структур только за неделю с 18 по 24 апреля составили 125 (или, по другой оценке, 165) человек, убиты также 9 мирных жителей и 126 боевиков. Даже и без эпидемии коронавируса (от которой Афганистан, как ожидается, очень серьезно пострадает) все ожидали вывода американских войск из страны, что может привести к возврату стран Центральной Азии и России к ситуации конца 1990-х гг. (когда Афганистан был базой для крупномасштабных террористических вылазок, центром поддержки постсоветских террористов от Узбекистана до Северного Кавказа). Может также усугубиться проблема транспортировки афганских опиатов по Северному маршруту (через страны Центральной Азии в Россию), так как воюющим сторонам в Афганистане нужно финансирование, а наркотики — самый легкий способ его получить в условиях, когда приток иностранной помощи в страну сокращается.Эпидемия коронавируса и глобальный экономический спад могут ускорить темпы вывода американских войск, а также серьезно сократить помощь союзников США законному правительству Афганистана. Второе после прошедших президентских выборов, результаты которых оспариваются, находится в очевидном глубоком кризисе — раскол между пуштунами и таджиками в руководстве страны увеличивается. Дополнительным негативным фактором, не существовавшим в 1990-е гг., является активная инфильтрация в Афганистан ИГ с Ближнего Востока (подразделение ИГ-Хорасан, в зону действий которого входит и Центральная Азия). Наконец, в случае серьезного распространения эпидемии коронавируса в Афганистане она может еще более ослабить и без того слабые государственные структуры этой страны.
Россия в рамках предоставленных Таджикистану, Киргизии и Казахстану в ОДКБ гарантий безопасности несет непосредственную ответственность за северную границу Афганистана.
Сегодня прогноз о влиянии эпидемии на интеграционные процессы в Центральной Азии (в рамках ЕАЭС, ОДКБ, а также по линии согласованного руководством России и Китая сопряжения ЕАЭС и проекта «Один пояс — один путь») противоречивый. Ряд факторов будет способствовать ослаблению интеграции, другие — усилению. Следует отметить, что по окончании эпидемии, в условиях острого экономического кризиса, ряд стран Центральной Азии (Узбекистан и Таджикистан) будут заинтересованы в ускорении переговоров о сотрудничестве с ЕАЭС. Россия теоретически может воспользоваться этой возможностью, хотя это будет зависеть от состояния российской экономики в 2020–2021 гг.
Очень сложная ситуация сложилась с находящимися на территории России трудовыми мигрантами из стран Центральной Азии (выше было отмечено, насколько значительную роль играют перечисления этих мигрантов в экономиках Таджикистана, Киргизии и Узбекистана). Немало лиц, работавших в пострадавших от эпидемии и карантина сферах экономики (например, в строительстве), оказались без работы и средств. Все это может вызвать вспышку преступности, а также из-за условий скученного проживания безработных (например, в общежитиях барачного типа или «резиновых» квартирах) — спровоцировать усиление эпидемии. В этом контексте эксперты обсуждают вопросы выдачи мигрантам пособия по безработице и их переподготовке.
В условиях экономического спада России не нужно такое количество трудовых мигрантов, а многие из мигрантов сами не горят желанием оставаться в чужой стране без работы. Однако из-за закрытия сообщения они просто не могут вернуться домой. К сожалению, было немало случаев, когда люди даже застревали в аэропортах с купленными билетами.
Следует отметить, что правительство РФ уже предприняло ряд мер, направленных на улучшение положения мигрантов, продолжающих активную трудовую деятельность. Например, было принято решение предоставить работникам из Узбекистана возможность продлить срок пребывания на территории РФ, а также облегчить условия получения патентов для продолжения трудовой деятельности без выезда из страны (что невозможно из-за закрытия сообщения).
Как отмечалось, наибольшая неопределенность с распространением эпидемии существует в тех странах, где официально коронавирус не обнаружен (Туркменистан, Таджикистан). Очевидно, что в условиях тесных миграционных связей (а также нахождения ряда стран Центральной Азии в ЕАЭС, а граждане стран ЕАЭС пользуются равными с россиянами правами на рынке труда) России необходимо заниматься активным мониторингом ситуации с распространением вируса в регионе. В случае реализации неблагоприятного сценария неизбежно придется усилить помощь соответствующим странам в борьбе с заболеванием.
Андрей КазанцевД.полит.н., главный научный сотрудник, директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана ИМИ МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Поделиться новостью в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ