«Талибан» и Центральная Азия

Россия и Англия. Конфликт интересов

Великий китайский полководец Сунь-цзы отмечал: «Победоносная  армия сначала осознает условия победы, а затем ищет битвы; проигравшая армия сначала сражается, а затем ищет победу… Поэтому одержать сто побед в ста сражениях — это не вершина превосходства. Подчинить армию врага, не сражаясь, — вот подлинная вершина превосходства».

В нашем случае, общим противником выступает Движение «Талибан», с которым, несмотря на то, что оно признано террористической организацией, сегодня мирные переговоры ведут Россия, США,  Китай и страны ЕС. В то время, когда  талибы нещадно лгут, обещая не нарушать чужих границ, не вторгаться на чужие земли. Позже они будут предъявлять ультиматумы и претензии, диктовать условия по талибизации региона. Сегодня они свирепствуют на захваченных афганских территориях, вплотную приблизившись к общим рубежам СНГ, и стоят у афгано-таджикской границы. Они - это профессиональная армия Движения «Талибан», с которой лицом к лицу оказались страны Центральной Азии.

Тяга к колониальной гегемонии, интерес Российской Империи и Великой Британии, привыкших расширять сферы своего политического влияния, к центральноазиатским территориям, проявляются с давних пор.  Горный Бадахшан всегда привлекал пристальное внимание дипломатии Её Величества. В 80-е годы XIX века, при подстрекательстве англичан сюда вторглись афганцы, устроившие местным народностям то, что в терминах современного международного права квалифицируется как геноцид. Тем временем Российская империя стремительно завоёвывала исламские державы, лежащие к северу от Афганистана. Чтобы этого не допустить Великобритания пыталась установить свой контроль, путём переворота приведя к власти Шуджу Шаха Дуррани

Первая англо-афганская война шла в период 1838–1842 гг. «Едва ли в истории имеется другой пример столь нагло начавшейся кампании и столь печально окончившейся». (Афганские уроки: Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева. – М.: Военный университет, Русский путь, 2003. – С.35).

Вторая англо-афганская война продолжалась с 1878 по 1882 гг. и стоит на перепутье между первым и вторым периодами англо-русского политического состязания, хотя по времени лежит во втором периоде. «Руководящими целями, пронизавшими эту войну, были: возможно полное достижение контроля над Афганистаном и остановка активных притязаний России…  Несомненно, что эта война ещё более усилила ту ненависть, которую афганский народ питал к англичанам с дней Первой афганской войны. Англия не достигла здесь каких-либо удовлетворительных результатов, несмотря на многочисленные человеческие жертвы и миллионы потраченных рупий… Что касается военной стороны дела, то в этой кампании вновь обнаружились недостатки военной системы англичан: ненадёжность туземных индийских войск, неумение устраивать и охранять свои сообщения, малая продуманность военных операций и отсутствие заблаговременной подготовки для борьбы с Афганистаном. Но хуже всего было то, что эта война, как и первая, показала, что европейские войска могут быть биты нестройными, необученными и плохо вооружёнными скопищами азиатов». (Там же. С.39, 41).

Справедливо отметить, что в извечном соревновании реализовать собственные геополитические интересы, Россия и Великобритания издавна стремились вершить судьбы народов менее образованных и сообразительных. Так было всегда. Так происходит и сегодня, в отношении центральноазиатских республик, являющихся предметом их пристального внимания.   

После третьей англо-афганской войны король  Аманнула объявил независимость Афганистана в мечети Ид-Гах.
Английские колонизаторы пытались присоединить Афганистан к своим владениям в Индии, чтобы затем использовать как шлюз, плацдарм для продвижения в Среднюю Азию. Великобритании удалось навязать афганцам вассальное положение и разграничение по «линии Дюранда», в результате чего, значительная часть территории, населённая афганцами, была включена в состав Британской Индии (с 1947 г. - Пакистан). В наше время, прикрываясь благими намерениями, сюда пожаловал военный контингент НАТО с теми же геополитическими целями.  Ведь «История – не что иное, как деятельность человека, преследующего свои цели». (Платон)
 

Советское вторжение как плачевный эксперимент

В 1975 году Ахмад Шах Масуд и его последователи попытались устроить восстание, но были вынуждены бежать в соседний Пакистан, где сыскали поддержку со стороны премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто, финансировавшего мятежников для дальнейшей дестабилизации Афганистана. Пакистан начал вербовать молодых исламистов, которые должны были поднять мятеж на севере Афганистана. Среди них был и Гульбеддин Хекматияр, ставший впоследствии премьер-министром Афганистана. Фактически Пакистан стоит у истоков формирования будущего исламизма в Афганистане, так как многие его будущие лидеры проходили боевую подготовку в Пакистане. В 1978 году в Афганистане произошла Апрельская революция, в результате которой власть захватили коммунисты. Считается, что с 1922 по 1978 год в Афганистане был период расцвета, когда этнические группы жили в мире друг с другом,  в стране шла активная индустриализация.

28 апреля 1978 года президент Дауд и его семья вместе с многочисленными сторонниками были убиты в Кабуле. К власти приходит Хафизулла Амин, который начинает проводить радикальные реформы. Все предприятия национализированы по советскому образцу. Образование также было преобразовано по советской модели. Но так как марксистская идеология отрицала религию, взбунтовалась большая часть населения. Многие дезертировали из армии и влились в ряды моджахедов.

В 1979 году, под предлогом помощи власти в борьбе против мятежников, чтобы не допустить обращения премьер-министра Х.Амина за американской поддержкой, в Афганистан были введены советские войска.  Пакистан оказывал активную поддержку моджахедам, вооружал исламистов,  организовывал тайные операции на территории Афганистана. Вскоре к помощи Пакистана присоединились Иран и США, которые любыми способами стремились предотвратить усиление влияния Союза,  проводя вербовку новых моджахедов и исламистов.

Перестройка вынудила Советский Союз прекратить участие в Афганской войне и в 1989 году вывести свои войска. Позже Союз признал, что вторжение в ИГА было большой ошибкой, а историки назвали это агрессией и поражением.  Эксперимент не удался.
Нынешняя гражданская война в Афганистане идёт с переменным успехом непрерывно более сорока лет. Некогда успешное государство превратилось в руины. Отброшено в развитии на сотни лет назад.
 

«Талибан». Средневековая мораль и фашистский режим

Руководители талибов в захваченных районах установили законы шариата, запретив учиться девочкам и работать женщинам, что поставило вдов на грань голодной смерти, заставили население совершать пятикратный намаз, мужчин — отращивать бороду, женщин одели в паранджу. В футбол запрещено играть в спортивных трусах, дабы не нарушать нравственные устои. Указаниями талибов в стране запрещена музыка и телевидение, всем, кроме членов «Талибана» и религиозной полиции запрещено носить  оружие.

В качестве наглядной иллюстрации, достоверного свидетельства жестокости и разрушительности, практически фашистского режима «Талибан» приводим отрывки из автобиографического бестселлера «Бегущий за ветром» Х.Хоссейни о том, какие беды, страдания и разрушения по сей день несёт его исторической родине «Талибан». И те, кто стоит за талибами, те кто думает за них - арабы, пакистанцы и др. И первые, и вторые ничего не умеют, кроме как воевать, убивать и разрушать, прикрываясь религией. 

С нескрываемой иронией Х.Хоссайни пишет как «в пятом классе начались занятия по исламу. Вёл их мулла по имени Фатхулла‑хан. Он толковал нам о пользе выплаты закята и об обязанности совершить хадж, учил, как правильно совершать ежедневный пятикратный намаз и заставлял вызубривать суры из Корана, добиваясь с помощью розги, чтобы мы верно произносили арабские слова (хотя их значение оставалось для нас тайной), дабы они достигли ушей Аллаха». После этого следуют разъяснения отца героя книги: «Только запомни хорошенько, Амир, эти бородатые болваны никогда не научат ничему хорошему.– Я имею в виду всех этих самодовольных обезьян, достойных лишь плевка в бороду… – Они способны только теребить чётки и цитировать книгу, языка которой они даже не понимают…  Не приведи Аллах, если они когда‑нибудь дорвутся до власти в Афганистане… – Но мулла Фатхулла‑хан вполне приятный, – с трудом выдавил я, корчась от смеха… Чингисхан, говорят, тоже был приятным малым…».

По словам одного из персонажей книги, когда Альянс  вышиб талибов из Кабула, все приветствовали войска «Талибана», забирались на танки, фотографировались. Сначала талибов встретили как героев. Но вскоре наступило горькое разочарование: «Они не считают тебя за человека… Они раскатывают по городу и высматривают, к чему бы прицепиться». Талибы ломали людские судьбы, крушили статуи Будды в Бамиане, убивали семьи, сжигали деревни, организовали массовое истребление хазарейцев в Мазари-Шарифе в 1998 г., бросали их тела собакам. Шли от дома к дому, хватали мужчин и мальчиков и расстреливали на глазах женщин, девочек и стариков. Из-за талибов люди становятся сиротами и беженцами, погибают, подрываются на минах. В ИРА много одноногих и безногих инвалидов, среди которых – дети на костылях.  «Безотцовщина… Всё война и война – мужчины теперь в дефиците».

Некогда цивилизованный и респектабельный Кабул с ресторанами, кинотеатрами, магазинами, гостиницами превратился в руины, груды щебня и остатки стен в выбоинах от пуль, за которыми нищие и дети-попрошайки нашли себе пристанище. Многие остались без отца, а матерям нечем их кормить, ведь талибы запрещают им работать. (Хотя сегодня талибы дают лживые обещания, что восстановят женщин в социальных правах). Матери приводят детей в приюты, откуда высокопоставленные талибы и их гости берут девочек или мальчиков для развлечения за незначительную плату. «В Афганистане много детей, но мало детства». Бывшие послы, хирурги, университетские профессора, военные генералы эмигрировали или просят милостыню. На стадионе талибы устраивают показательное шариатское правосудие - побиение камнями и наказание плетью. Талибы уверяют, что выполняют возложенную на них миссию. «Какую миссию? – Забивать камнями неверных супругов? Насиловать детей? Бичевать женщин за высокие каблуки? Расстреливать хазарейцев? И всё во имя ислама?» (Х.Хоссейни.  Бегущий за ветром).

Исламизм - не что иное, как фашистский режим под видом религиозных норм, фашистская идеология с нарастающей геополитической поддержкой, с целью превратить Центральную Азию в горящий очаг, кипящий котёл, подобный Афганистану.   

США и западные державы, в ходе геополитических игр, выкормили и вырастили змеёныша, превратившегося в дракона, но дружбы с ним не сложилась. «Талибы — детище спецслужб США, Израиля, Пакистана, причём последний и получил основные прибыли от операций в важном геополитическом регионе» (Н.Нартов. Геополитика: Учебник для вузов. - С.270). Финансовую и военную поддержку «Талибану» оказывает и Саудовская Аравия.   

«Талибан» превратился в действующую армию  геополитических игроков, оставаясь для них расходным материалом, пушечным мясом, сырьём для войны. Также потребительски США и Запад относятся к азиатским народам, с учётом «азиатской темноты и некультурной почвы» (Афганские уроки: Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева. – М.: Военный университет, Русский путь, 2003. – С.742).

Традиционные войны вышли из моды. В новых условиях агрессоры в собственных интересах используют местные ресурсы, которые легко вербуются под предлогом ислама. Удобно, когда это – уже готовая, бесплатная, мощная, многомиллионная армия невежественных фанатичных мусульман, пострашнее ядерного оружия, с большим потенциалом. Талибы тоже меняют тактику.
Сегодня, словно в наркотическом опьянении или под гипнозом, многие государства превратили террористическую организацию «Талибан» в субъект международной политики, с которым призывают считаться, вести мирный диалог. Хотя откровенная ложь, используемая талибами, лежит на поверхности. Если они укрепятся в Афганистане, потом дадут «концерт», покажут сюрприз  для всех мусульман мира.

 

Один на один с «Талибан»

США практически вывели из Афганистана войска. Причём в спешке, бросив  вооружение, технику, свои государственные флаги. За всё время присутствия Америка потратила здесь два триллиона долларов.  Впустую.

Сегодня из центральноазиатских республик  в самом уязвимом положении, на первом плане находится Таджикистан, сам недавно вышедший из гражданской войны, протяжённость границы которого с Афганистаном составляет около 1,5 тысяч км.  Лицом к лицу, один на один с «Талибан». «Афганский пожар полыхает до сих пор и трагедия Таджикистана (гражданская война 90-х гг.) — прямое следствие кровавой борьбы за власть в сопредельном государстве». (Н.Нартов. Геополитика: Учебник для вузов. - С.145).

Безусловно, в России, возглавляющей ОДКБ, немало компетентных экспертов-консультантов, трезво оценивающих ситуацию, сложившуюся на таджикско-афганской границе - общем рубеже СНГ. Однако в этом контексте большие опасения вызывает беспринципная позиция «маятника», необдуманные заявления и  комментарии спецпредставителя Президента РФ по Афганистану, главы профильного департамента МИД Замира Кабулова, вводящего в заблуждение российскую сторону, своё руководство и мировую общественность, дезориентирующего их. Большое недоумение вызвало его заявление о том, что Россия готова перестать считать «Талибан» террористической организацией, если талибы будут способствовать прекращению войны и порвут с «Аль-Каидой». Однако  «Талибан», по сути, и есть «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещённые в РФ) –составляющая этого террористического интернационала.  Одного поля ягода.

З.Кабулов настаивает на том, что «программные установки» талибов изменились, поэтому пересмотр их статуса стал возможен. «Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на существование и признание», — поясняет дипломат.  Более того, ставя под удар безопасность не только граничащих с Афганистаном стран, но и СНГ, он заявляет, что угрозы со стороны талибов Таджикистану, России и странам ОДКБ не существует, а  делать выводы о захвате радикальным движением "Талибан" большей части Афганистана рано. В этом случае предвзятые, субъективные оценки З.Кабулова могут привести к неадекватным государственным решениям и действиям, нежелательным последствиям, в то время, когда армия «Талибан» приблизилась вплотную и стоит по линии госграниц центральноазиатских республик – участниц ОДКБ.     

Что дальше?

Здравомыслящее международное сообщество должно немедленно адекватно отреагировать на сложившуюся ситуацию. Признать, что сегодня всеобщий мир и стабильность находятся под большей угрозой, чем во время Второй мировой войны. Плачевные результаты 40-летней афганской войны принесли больше вреда, чем другие сражения, так как она зиждется на исламском сознании всех мусульман мира, а это – огромный потенциал.

Политические игры, которые ведут западные державы оружием в руках «Талибан», непосредственно касаются интересов центральноазиатских республик СНГ, затрагивая при этом государственную безопасность их стратегических партнёров. Так, промедление и безразличие к Таджикистану, который только недавно оправился от своей гражданской войны, а сегодня находится на переднем крае, под угрозой по всем направлениям, недопустимо.  

В противовес западным геополитическим игрокам имеются и другие боеспособные силы, которые в состоянии контролировать наряжённую ситуацию на протяжённой границе ИРА с прилегающими государствами и во всём Центральноазиатском регионе. Им следует принять безотлагательные меры по укреплению силового потенциала, усилению охраны общих границ СНГ, в первую очередь  — государственной границы Таджикистана с Афганистаном. Создать инфраструктуру на общих рубежах СНГ для возможной переброски коллективных сил оперативного реагирования государств-членов ОДКБ на границу для оказания содействия в случае развития неблагоприятной ситуации.
Афганский вопрос — поучительная тема, тесно связанная с новой и новейшей историей Центральноазиатского региона, борьбой против международного терроризма. Уже в этом контексте она содержит назидательный и предостерегающий урок, усвоение которого убережёт от повторения ошибок, принесёт практическую пользу, как в настоящем, так и в будущем.
И напоследок, обнадёживающая цитата о талибах из упомянутого романа: «Ох и обгадится же вся эта публика в один прекрасный день!».
                                                     
Юрий Макеев, ИА «Параллель»



КОММЕНТАРИИ