Другого пути нет. Бахтиёр Эргашев о создании газового союза и строительстве АЭС » The Asia Times - события в Азии и в мире: темы дня, фото, видео, инфографика.

Другого пути нет. Бахтиёр Эргашев о создании газового союза и строительстве АЭС

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Нынешняя зима ярко продемонстрировала все проблемы отечественной энергетики, начиная от устаревшего оборудования и неэффективного управления и заканчивая трудностями с добычей природного газа и выработкой электричества. В условиях растущего населения и развивающейся экономики эти проблемы будут только нарастать, поэтому руководству страны необходимо принимать срочные меры, считает директор центра исследовательских инициатив Ma'no Бахтиёр Эргашев.
Кардинальное решение этих серьезных вопросов эксперт видит в создании тройственного газового союза между Узбекистаном, Россией и Казахстаном, а также строительстве АЭС по российскому проекту.
"Теперь Узбекистан не только энергодефицитная страна. В последние годы в силу объективных причин в Узбекистане наблюдается еще и газодефицит. И этот процесс будет продолжаться: население растет, запросы промышленности и сельского хозяйства на природный газ увеличиваются, вводятся новые ТЭЦ на газе, которые тоже требуют новых объемов природного газа для выработки энергии", ­– отметил Эргашев в беседе с корреспондентом Podrobno.uz.
По его словам, это объективный процесс, а значит Узбекистану нужно срочно принимать меры для того, чтобы удовлетворить спрос со стороны населения, промышленности и экономики на природный газ.
"Своей добычи уже не хватает, а ситуация будет только усугубляться. Это значит, Узбекистан будет нетто-импортером (страна, которая импортирует больше, чем экспортирует – прим. редакции) природного газа. Первый вариант – это возможность поставок природного газа из Туркменистана. Но нужно иметь в виду, что Туркменистан – очень капризный партнер, с которым трудно будет выстраивать долгосрочные газовые контракты. И в этом случае Узбекистану нужны альтернативные поставщики природного газа", – считает эксперт.
Единственный, по его мнению, реальный такой поставщик – это Россия, у которой есть возможности и желание поставлять Узбекистану природный газ.
"Нам придется создать газовый альянс "Россия-Казахстан-Узбекистан". Другого пути нет, поскольку события последних дней и растущая социальная напряженность показывают, что все результаты реформ могут пойти насмарку, если люди не получат газ и будут мерзнуть. Это будет дискредитировать любые реформы, которые проводятся в стране. Если кто-то этого не понимает, то это очень большая политическая ошибка", – подчеркнул он.
Эксперт отмечает, что люди не могут бесконечно терпеть дефицит электроэнергии и газа. В условиях недостатка энергоресурсов также не может эффективно развиваться бизнес. Если не будет достаточного количества газа и электроэнергии, все планы властей по индустриализации точно не удастся реализовать.
"Очень интересно то, что с тех пор, как начались эти холода и постоянные отключения, смолкли голоса тех, кто говорил, что ни в коем случае нельзя покупать российский газ, чтобы не попасть в зависимость от РФ. Потому что нет другого реального поставщика газа, который способен в достаточных объемах поставлять необходимое Узбекистану топливо, особенно в отопительный сезон. А раз нет, то нужно заканчивать с этой проплаченной русофобской пропагандой", – отметил Эргашев.
Эксперт также убежден в том, что единственным альтернативным вариантом решения проблемы энергодефицита в стране является строительство атомной электростанции.
"Свыше 80% всей электрогенерации в Узбекистане идет за счет тепловых электростанций, которые сжигают природный газ. При этом объемы запасов газа и добычи природного газа в стране не будут расти так, чтобы удовлетворять новые потребности увеличивающегося населения и экономики. А значит электрогенерация на природном газе имеет свои пределы и свои ограничения", – отмечает он.
Зеленая энергетика, по его словам, на нынешнем технологическом уровне не может обеспечить постоянную генерацию. Это довольно ненадежный источник электрогенерации, поскольку она зависит от природных условий, времени года и суток.
"Другого пути для того, чтобы у нас развивалась электрогенерация постоянного напряжения, которая не зависит от капризов природы, времени суток и года, нет. Атомная электростанция нам нужна как воздух и вода. На мой взгляд, давно уже пора переходить от слов к делу, не дожидаясь, когда энергетический кризис станет перманентным и приведет к серьезным социальным последствиям. Нужно всемерно ускорять переговоры по подготовке и подписанию большого договора по строительству АЭС с "Росатомом", и приступать непосредственно к строительству. Иначе время идет, а запросы со стороны населения и экономики на электроэнергию так и не будут удовлетворены", – сказал Эргашев.
Здесь важно понимать, добавил он, что цикл строительства АЭС очень долгий. И если даже возведение станции начнется в 2023 году, то первый реактор в лучшем случае будет запущен в 2030-2031 годах.
"Что мы будем делать все эти годы – это очень большой вопрос. Ситуация энергодефицита будет продолжаться, и с этим ничего не поделаешь. При этом я глубоко убежден в том, что двух реакторов мало. Самый лучший вариант – это строительство, как минимум, четырех реакторов на нашей атомной электростанции. Проблему воды для обеспечения деятельности АЭС тоже можно решить. Для значительно меньшего потребления воды есть свои методы, те же градирни с "сухой" системой охлаждения", – отметил эксперт.
Он также подчеркнул, что в вопросах развития энергетической сферы и вообще развития Узбекистана нужно исходить из экономического прагматизма и национальных интересов.
"Когда штатные русофобы, чья работа очень хорошо оплачивается извне, начинают активно включать в экономические вопросы политические и геополитические аспекты, тогда проблема начинает усугубляться. Поэтому я всегда выступал сторонником прагматичного подхода. Если есть контрпартнер, который предлагает товар или продукцию, которая нам жизненно необходима, нужно вести диалог и быстрее решать эти вопросы. Проплаченные завывания блогеров и псевдоэкспертов ведут только к тому, что появляются новые искусственные преграды для экономического развития Узбекистана", – сказал Эргашев.
Еще один важный момент для эффективного продолжения стартовавших реформ – обеспечение населения рабочими местами. Именно поэтому в условиях усиливающейся геополитической турбулентности, расползающегося по миру экономического кризиса и продолжения начавшегося в эпоху ковида процесса обрушения логистических цепочек Узбекистану предстоит решать вопросы по расширению экспорта в Россию.
"Это было вполне ожидаемо, что экспорт узбекской продукции в Россию будет осуществляться в условиях продолжающихся и усиливающихся экономических санкций против РФ. Как мне представляется, и узбекский, и российский бизнес будут находить новые пути для обхода санкций. Не зря появился такой термин как параллельный импорт тех или иных подсанкционных товаров", – отметил Эргашев.
По его словам, довольно активно в этом направлении работают казахстанские бизнесмены. Они приезжают в Узбекистан за текстильной и трикотажной продукцией, чтобы потом завозить ее в Россию. Они интересуются кабелями, медной катанкой, возможностями экспорта узбекских автомобилей по различным схемам.
Активизировался сейчас и отечественный бизнес: те же узбекские текстильщики или бизнес по вывозу узбекских автомобилей через Казахстан в Россию.
"Потребность России в автомобилях в ближайшие 2-3 года будет большой, ведь предложение автомобилей со стороны российского автопрома недостаточно. На фоне такого спроса узбекские автомобили, конечно, могли бы быть очень серьезной статьей экспорта в Россию, чтобы закрыть эти потребности и вернуть потерянные когда-то ниши на российском рынке легковых автомобилей. UzAuto Motors не может напрямую экспортировать автомобили в Россию, поэтому, как мне представляется, компания будет искать другие пути поставки своих авто", – уверен эксперт.
При этом он отметил, что одним из таких путей является увеличение поставок машинокомплектов на казахстанское сборочное производство, где собирают автомобили Chevrolet, как для казахстанского, так и для российского рынка.
Есть, по его словам, и другие перспективные направления. К примеру, сегодня большое количество проектов в области IT Россия передает на аутсорсинг в Узбекистан. Наши программисты работают над созданием тех или иных видов программной продукции для того, чтобы потом их экспортировать в РФ.
"Кризис – это, конечно, очень неприятно. Но в то же время он создает определенные возможности для узбекского бизнеса, работающего в российском направлении. Поэтому мой прогноз довольно оптимистичный. Российский рынок интересен для узбекского бизнеса, ведь там есть платежеспособный спрос. Поэтому наш бизнес будет находить возможности для того, чтобы увеличивать свое присутствие на российском рынке", – считает Эргашев.
Кроме того, по его мнению, у Узбекистана и России имеются очень серьезные возможности для того, чтобы выстраивать новые производственные цепочки и промышленную кооперацию, создавать новые виды продукции и выходить с ними на новые рынки. По мнению эксперта, это может быть Средний Восток (Иран), Южная Азия (Пакистан, Индия) и очень большой регион Юго-Восточной Азии.
"Я был свидетелем переговоров по созданию узбекско-российских фармацевтических производств, они сейчас идут и имеют все шансы на то, чтобы быть реализованными. Также есть серьезный интерес к тому, чтобы на территории Узбекистана создавать сборочные производства по выпуску сельскохозяйственной техники, начиная от тракторов самых различных модификаций, и заканчивая навесным оборудованием для этих машин", – отметил эксперт.
Кроме того, есть очень серьезный интерес в области развития электротехники и создания производств в Узбекистане на основе местного сырья.
"Эти вопросы обсуждаются довольно активно. Российский бизнес заинтересован в работе на узбекском рынке: создание здесь продукции, в частности, для дальнейшего выхода с ней на новые рынки. Это очень перспективное направление. Как мне представляется, оно будет реализовываться", – сказал он.
Кроме того, эксперт считает, что Узбекистан продолжит процесс вступления в ЕАЭС, несмотря на антироссийские санкции.
"Когда Узбекистан принял решение о постепенном вступлении в организацию, это было политически и стратегически правильным решением. При этом наша страна сразу заявила, что это будет плавный эволюционный процесс, и для начала она намерена получить статус страны-наблюдателя. Теперь перед Узбекистаном стоит задача, чтобы постепенно продолжить действия по синхронизации и унификации очень большого объема процедур: технического регулирования, стандартизации таможенных процедур, вопросов тарифов и так далее. Это очень большая работа, насколько я понимаю, она будет продолжена", – поделился Эргашев.
Как он утверждает, в условиях краха созданного после Второй мировой войны формата глобализации, ориентированного на Запад и выстроенного в соответствии с принципами Бреттон-Вудской системы, стартовавшего процесса регионализации (создание региональных торговых, экономических и политических объединений вокруг тех или иных крупных держав – прим. редакции), ЕАЭС, как одна из попыток создания региональной торгово-экономической структуры интеграционного характера, в том или ином формате продолжит существовать и развиваться. Это объективный мировой процесс по формированию региональных структур, который затем будет переходить к новому этапу и формату глобализации.
"Сторонники прежней глобализации до сих пор тянут Узбекистан в ВТО. Я полагаю, что гораздо экономически выгоднее работать с региональными организациями, а не вступать в организации, которые на нынешнем этапе не решают ни одной проблемы и, на мой взгляд, не имеют никаких перспектив. Против одной из стран-членов ВТО объявляются санкции, при этом сама организация никак не отреагировала на это. Кому нужна такая полумертвая структура, где ни одно судебное расследование в последние несколько лет не было рассмотрено и доведено до конца, потому что нет арбитража?" – вопрошает эксперт.
По его словам, сегодня самый главный институт в рамках ВТО – арбитражный суд – не работает, что делает эту организацию просто бесполезной.
"Поэтому эти так называемые эксперты, которые говорят о том, что Узбекистану не нужен ЕАЭС, плохо понимают те очень сложные процессы, которые идут на глобальном пространстве. Они не понимают процессов регионализации, не видят тупика, в который зашла глобализация предыдущего формата. Их разговоры вольно или невольно работают против Узбекистана и его прагматических экономических и национальных интересов", – добавил он.
Кроме того, заметил Эргашев, не стоит забывать и об афганском вопросе, который ставит новые вызовы перед обеспечением безопасности в регионе. У Узбекистана и России схожие позиции в вопросе внутриафганского урегулирования.
"Сотрудничество с Россией играет большую роль в вопросе внутриафганского урегулирования. И это должно работать на то, чтобы Ташкент и Москва в рамках Шанхайской организации сотрудничества и других структур смогли более активно реализовывать политику, направленную на то, чтобы снизить градус в внутриафганском политическом противостоянии", – сказал он.
По его мнению, и Узбекистан, и Россия исходят из того, что Афганистан нужно не накачивать оружием, а помогать ему решать социально-экономические вопросы. Нынешний Афганистан с его преобладающим аграрным сектором в ВВП страны не конкурентоспособен на мировом рынке: у него мало продукции, которая может быть экспортирована, а это создает очень серьезные проблемы для устойчивого развития. Поэтому этой стране нужны экономические проекты, которые могут создавать основу для модернизации, создания новых рабочих мест и устойчивой экономики.
"Эта позиция Узбекистана и России очень схожа с подходом китайской стороны, которая также исходит из того, что нужно вовлекать население Афганистана в созидательную работу", – отметил Эргашев.
Кроме того, у Узбекистана и России имеются очень близкие позиции в вопросах реализации транспортно-транзитного потенциала Афганистана. Уже есть договоренность о том, что Россия будет участвовать в реализации проекта по созданию Трансафганского железнодорожного коридора.
"Это очень дорогой и сложный проект. Я не думаю, что в ближайшие годы стоит ожидать начала его реальной реализации, но в любом случае он должен быть осуществлен. Не последнюю роль здесь играет то, что Узбекистан и Россия являются партнерами в вопросе строительства этой железной дороги. Это поможет Афганистану и одновременно будет выгодно и России, и Узбекистану, которые в результате реализации данной инициативы получат выход на морские порты Пакистана", – пояснил собеседник.
Также наши страны выступают за то, чтобы движение Талибан, которое сейчас обладает всей полнотой власти в Афганистане, пошло на то, чтобы сформировать инклюзивное правительство, в котором были бы представлены представители всех крупнейших религиозных и этнических общин страны.
"Монополия Талибана на власть не работает на внутриафганское объединение. Определенные политические силы, которые выступают против этого движения, во многом финансируются и направляются западными странами. Сейчас движение Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) во главе с Ахмадом Масудом-младшим – это во многом уже западный проект. Поэтому и Москва, и Ташкент предлагают афганским группировкам работать не на разъединение страны, а искать пути для компромисса, предлагая себя в качестве площадок для диалога", – заключил эксперт.



КОММЕНТАРИИ