Сын Гульнары Каримовой обвинил президентскую семью в присвоении имущества матери

Ислам Каримов, внук и тезка покойного президента Узбекистана, 7 мая опубликовал на страницах своей сестры Иман в Инстаграме и в Фейсбуке обращение на имя нынешнего президента страны Шавката Мирзиёева, в котором перечислил имущество, отобранное у его матери. До этого Гульнара Каримова и сама дважды упоминала о том, что у неё были изъяты В ПОЛЬЗУ ГОСУДАРСТВА активы общей стоимостью в 1,2 миллиарда долларов. При этом она сетовала, что их стоимость почему-то не была засчитана в качестве возмещения экономического ущерба, нанесенного государству в результате её деятельности, согласно подсчетам генпрокуратуры, на 1,27 триллиона сумов, 1,6518 миллиарда долларов и 26,1 миллиона евро. 

ИСЧЕЗНУВШИЕ АКТИВЫ

В своём обращении президентский внук с укоризной напомнил действующему руководителю Узбекистана об их давнем знакомстве – о том, что они с сестрой знают его с юных лет, и что дети самого Мирзиёева всегда присутствовали на празднованиях их дней рождения, а также на остальных мероприятиях, в том числе организованных Гульнарой Каримовой, и всегда аплодировали ей. «Всё происходящее очень прискорбно для истории нашего деда и его памяти, так как многое было сделано для вас и вашей семьи на наших глазах, но мы не хотели бы об этом сейчас», - упрекнул его Ислам Каримов-младший.
После чего он перешел непосредственно к изъятой собственности. Напомним, к слову, что Минфин Узбекистана в июне 2019-го попытался опровергнуть слова Каримовой, заявив, что «в течение прошлого года и в первом полугодии текущего года доходы на вышеуказанную сумму ($1,2 миллиарда – ред.) В БЮДЖЕТ НЕ ПОСТУПАЛИ». По всей вероятности, так оно и было.
2
Ислам Каримов-младший
Каримов-младший в своём обращении припомнил эти слова и выразил недоумение тем обстоятельством, что Министерство финансов не заметило такой крупной недвижимости и активов, как:
Узбекистон почтаси («Почта Узбекистана» - ред.)
Perfectum mobile (Компания мобильной связи – ред.)
МДС (Частная многопрофильная медицинская клиника в Ташкенте – ред.)
Две частные клиники с высокотехнологичным оборудованием
98 квартирпостроенных в рамках различных строительных проектов в лучших местах Ташкента
Акции в [строительной компании] Gabus с десятками локаций (площадок – ред.) и оборудования. (В 2008 году фирма-застройщик «Габус», пользовавшаяся покровительством правительства Узбекистана, - по неизвестным причинам власти выделяли ей участки со стоящими на них домами людей, - завладевала земельными участками, едва ли не целыми улицами в центре Ташкента, а затем без предупреждения начинала снос частных домов, не предоставляя их жителям ни адекватного жилья, ни рыночной стоимости сносимого крова; впоследствии выяснилось, что за ней стояла Гульнара Каримова.)
- Duty free c торговыми местами в аэропортах и в городе
Акции Usell (Компания мобильной связи – ред.)
Акции Paynet (Компания-монополист, через которую в Узбекистане осуществляются электронные платежи – ред.)
26% Pepsi-Kola
Сеть магазинов с дистрибьюцией Levi’s, Benetton, Quicksilver, Mango и других первых брендов, которые официально начали работать на территории Узбекистана
5 ресторанов, которые были пионерами внедрения индийской, итальянской, французской, китайской и японской кухни и которые воспитали первых профессионалов в сфере ресторанного бизнеса в Узбекистане
4 кинотеатра с самым современным оборудованием
2 спортивных и спа клуба, которые были одними из первых в Узбекистане
Более 20 строительных мест (участков – ред.), где уже было начато строительство
Акционер сети «Корзинка», начиная с первого расположения на территории, которая принадлежала ей, напротив [здания] МВД. (В своих интервью основатель сети Korzinka.uz бизнесмен Зафар Хашимов пространно рассуждает о мотивации, бизнес-стратегии и прочих отвлеченных материях, тщательно избегая упоминаний о том, что этой сетью - полностью или частично – владела Каримова, которая и «крышевала» её, ну а теперь, как можно предположить, это делает тот, к кому перешли активы дочери покойного президента, - вот и вся бизнес-стратегия. О том, как ради того, чтобы загнать в «Корзинку» население многоэтажного жилого массива, по указанию властей был снесен целый продовольственный рынок рассказывается здесь).
С/хозяйственные площади в Ташкентской области и других областях
Животноводческие фермы
Торговые площади в центре города (более 20 локаций)
Риэлторские компании по сдаче в аренду жилой и коммерческой недвижимости (более 60 локаций)
Ислам Каримов-младший подчеркнул, что все эти активы и имущество в настоящее время УПРАВЛЯЮТСЯ ДРУГИМИ СОБСТВЕННИКАМИ, А НЕ ГОСУДАРСТВОМ.
Кроме того, того, он назвал и другое изъятое у его семьи добро:
10 квартир в Москве. По его словам, они оцениваются в большую сумму денег, и были переданы государству. Однако эти квартиры не были даже упомянуты в решении суда. По высказанному им мнению, это решение было подготовлено задолго до начала процесса, с одной-единственной целью – «взять последнее [вплоть] до нижнего белья».
Дом в Ташкенте, отобранный в 2017 году, и объявленный «орудием преступления», находящееся в нем имущество, в том числе картины.
«Дом был оплачен нашей мамой, иностранной компанией «Roz Traiding» (компания его отца Мансура Максуди – ред.), совместно с нашим отцом, полностью со всеми земельными и другими налогами, в 1993 году, и таким образом, он не мог быть куплен на деньги от якобы криминальных действий Гульнары Каримовой. А следователь наглым образом, несмотря на то, что есть платежи иностранных компаний и наша семья там жила с рождения, поменял год приобретения дома на 2001, только для того, чтобы отнять последнее – дом», - рассказал Каримов-младший.
Он также сообщил, что имущество из этого дома, охранявшегося Службой безопасности президента, вывозилось фургонами, и напомнил, что по утверждению прокуратуры, картины и предметы искусства были переданы в музей, причем еще до вынесения приговора. По его словам, это подтверждает незаконность произошедшего, так как власти не имеют права изымать частную собственность до полного окончания суда, чего не произошло до сих пор (имеется в виду возможность апелляционного пересмотра – ред.).
2
Дача. Она же принадлежавшая Гульнаре Каримовой вилла, построенная в «космическом» стиле, вместе с другими входящими в этот комплекс постройками в поселке Сиджак, на северном берегу Чарвакского водохранилища, в число которых входят гостиница площадью в 730 квадратных метров, спортсооружение площадью 855 квадратных метров, общее здание в 335 квадратных метров, три бассейна в почти в 250 квадратных метров, два фонтана, коттедж в 166 квадратных метров и другие объекты; в 2019 году всё это по указанию правительства (глава – А. Арипов) было передано новообразованной Федерации триатлона, по совпадению, возглавляемой Отабеком Умаровым, младшим зятем Шавката Мирзиёева. В дополнение этой самой Федерации были направлены для строительства «учебно-тренировочной базы» госсредства в размере 15 миллиардов сумов ($1,7 миллиона) (http://www.asiaterra.info/corruption/villu-gulnary-karimovoj-v-gorakh-tashkentskoj-oblasti-peredayut-mladshemu-zyatyu-shavkata-mirzijoeva)).
«Ранее наша дача также выбранная и построенная при личном участии нашего деда, была без документов экспроприирована и (…) отошла в ведение Вашего зятя под спортивную ассоциацию смешанных боевых искусств», - написал по этому поводу молодой человек.
В своем обращении к президенту он выразил сомнение в том, что отнятые у его матери недвижимость, ценные бумаги и иное имущество перешли в собственность государства. И добавил, что, по словам его отца М.Максуди, их семейное предприятие Кока-Кола (оговорка, имеется в виду Пепси-Кола – ред.) в Узбекистане, стоящее сотни миллионов долларов США, «также отошло под управление Вашего зятя».
«Мы не слышали, чтобы нашу дачу, Coca-Cola (Пепси-Кола – ред.) и другие активы ставили на открытые торги, как это положено по закону», – подчеркнул Ислам Каримов.

И ЗДЕСЬ НУРМАТОВ

Из обращения внука первого президента Узбекистана выяснились и другие интересные подробности.
Например, оказалось, что суд, который Ислам Каримов-младший назвал фарсом, проходил под председательством известного судьи Зафара Нурматова.
Именно этого судью, как правило, привлекают к ведению «громких» процессов, потому что он явно умнее большинства других судей, знает несколько языков, в том числе английский, и артистично может изображать беспристрастность и объективность, хотя в итоге всё равно выполняет то, что ему приказывают «сверху».
В 1919 году он рассматривал дело об изъятии графической работы Рембрандта у ее владельца и поспособствовал незаконному отъему произведения мастера «в пользу государства» (об этом здесьздесь  и здесь); причем, чтобы присутствующие не смогли предать огласке происходящее во время суда, он запретил им не только вести аудиозаписи, но даже стенографировать. В том же 1919-м Нурматов проявил необъяснимое мягкосердечие в отношении бывшего руководителя Юнусабадского района Ташкента Бахтиёра Абдусаматова, назначив этому чиновнику, попавшемуся на взятке в особо крупном размере, всего-навсего 5 лет заключения, и едва не сотворив из подсудимого невинную жертву чекистов. Более того, на следующий же день после оглашения приговора жене подсудимого с извинениями вернули «реабилитированные» деньги – 400 тысяч долларов (kun.uz/uz/news/2019/05/14/baxtiyor-abdusamatov-ishi-dxx-musodara-qilgan-400-ming-dollar-sobiq-hokimning-turmush-ortogiga-topshirildi). Оказалось, что он их не брал, а, совсем наоборот, сам давал. Параллельно выяснилось, что подсудимый, совершенно случайно, является зятем сестры бывшего управляющего делами президента Узбекистана Зелимхана Хайдарова. А весной 2018 года Зафар Нурматов председательствовал на суде по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, в результате которого трое подсудимых, признавших свою вину в антиправительственном заговоре с целью свержения власти, были полностью оправданы, а четвертый из них – Бобомурод Абдуллаев – категорически её отрицавший, напротив, получил срок, правда, условный. Его заявления о пытках судья Нурматов оставил без должного внимания.
Поэтому его участие в суде по делу Гульнары Каримовой говорит исключительно о том, что власти зачем-то мобилизовали для этого самого «представительного» судью (хотя процесс всё равно был закрытым); о том, что кто-либо из его коллег мог бы вынести самостоятельный приговор, не идет и речи.
Упомянул Ислам-Каримов-младший и о некоторых подробностях состоявшегося процесса.
По его словам, один из обвиняемых, Джасур Абдурахманов, который проходил по тому же делу, был освобожден прямо в зале суда, хотя срока давности по вменяемой ему статье 242 («Организация преступного сообщества») УК нет, а в течение 12 лет он скрывался от правосудия, имея в то же время другие правонарушения, например, неоднократные незаконные пересечения границы.
«Какое правосудие (…) может иметь место: в том же судебном заседании Джасур просто официально предоставил 100 новых квартир и спонсорство, очевидно, с дополнительными деньгами. Об этом было объявлено во время слушания в суде его защитниками до принятия решения суда», - возмущается внук покойного президента.
В приговоре суда действительно говорилось, что некие Дж. Абдурахманов и Б. Тешабаев освобождены от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности, кто они и какое отношение имели к этому делу, не уточнялось.
Каримов-младший отметил, что его мать была удалена из зала суда и ей не была предоставлена возможность сказать даже слово, она не давала показаний, не присутствовала на очных ставках, несмотря на соответствующие ходатайства ее адвокатов. По его мнению, её, таким образом лишили права на законную защиту.

«ВОР У ВОРА?..»

Молодой человек подчеркнул, что обращается к президенту Мирзиёеву как к высшей инстанции и хотел бы получить ответ от него, как от первого лица государства, а не непонятные ремарки «опровергающего» характера от государственных структур.
Отметим со своей стороны, что некоторые СМИ, комментируя его обращение, начали намеренно уводить внимание читателей в сторону: мол, у Гульнары Каримовой нашли 98 квартир! Но власти прекрасно знали о них и раньше, и «нашли» их отнюдь не сейчас. Главное в его обращении – то, что всё это имущество было отобрано, но государству не передано, а кое-что впоследствии всплыло у зятьев президента, о чем эти СМИ предпочли умолчать.
Конечно, всё это имущество было нажито Гульнарой Каримовой самым что на на есть преступным образом (возможно, кроме семейного дома, - об этом нет достоверных данных). Однако если всё это было у неё изъято, но оказалось не в собственности государства, и не было продано с публичных торгов, с перечислением выручки на счета государственных банков, то, значит, оно было украдено у государства вторично – на сей раз новым президентом, его многочисленной родней и, возможно, приближенными.
Разумеется, откровения внука покойного президента – пока лишь слова, которые неплохо было бы подтвердить соответствующими документами, однако они очень похожи на правду: по крайней мере в одном случае - с дачей Гульнары в Сиджаке - они полностью соответствуют действительности: её и вправду присвоила семья Мирзиёевых.

Вилла Гульнары Каримовой в поселке Сиджак. Фото Алексея Волосевича
Если же власти хотят отвести от себя подозрения, им следует раскрыть информацию о конфискованных активах и имуществе Гульнары Каримовой, в противном случае по умолчанию придется считать, что Каримов-младший прав, а также признать справедливым его мнение о том, что дочь покойного президента Узбекистана приговорили к длительному заключению без надлежащей возможности защищать себя, помимо прочего, еще и для того, чтобы завладеть всем этим имуществом.
***

Поделиться новостью в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ