Прекращение боёв в Басре и Багдаде позволило иракским силам безопасности сконцентрировать своё внимание на Мосуле, который считался последним оплотом ячейки «Аль-Каиды» в Ираке[109]. В мае там была проведена крупная операция, в ходе которой полиция и

Прекращение боёв в Басре и Багдаде позволило иракским силам безопасности сконцентрировать своё внимание на Мосуле, который считался последним оплотом ячейки «Аль-Каиды» в Ираке[109]. В мае там была проведена крупная операция, в ходе которой полиция и армия задержали множество подозреваемых, обнаружили большое количество тайников с оружием и взрывчатыми веществами, создали серию контрольно-пропускных пунктов. Было объявлено об успехе операции, в течение которой уровень насилия в городе упал на 85 %[110]. Позднее операции против «Аль-Каиды» проводились и в других районах страны. В этот же период директор Центрального разведывательного управления Майкл Хейден заявил, что стратегическая победа над «Аль-Каидой» в Ираке «очень близка»[111]. Однако успехи правительственных сил в Мосуле, по-видимому, не носили долгосрочного характера. В сентябре британская газета «Гардиан», отмечая, что Басра стала безопаснее, чем в любой момент после 2005 года, а в Багдаде семьи впервые за три года собираются в парках вдоль реки Тигр на закате дня, назвала Мосул «самым опасным городом в самой опасной стране мира»[112].



КОММЕНТАРИИ