Таджикский мигрант рассказал, от чего бежал из России и почему не собирается возвращаться » The Asia Times - события в Азии и в мире: темы дня, фото, видео, инфографика.

Таджикский мигрант рассказал, от чего бежал из России и почему не собирается возвращаться

Маъруф последние 7 лет проработал в Липецке таксистом. После объявления частичной мобилизации в сентябре, на родину сначала вернулась его семья, а позже - он сам. Мы узнали, как ему удалось пересечь границу, об отношении россиян к приезжим, и что он собирается делать дальше. 
 

Дорога домой

Мы начали общение с Маъруфом с серьезной темы – о его отношении к «частичной мобилизации». Он рассказывает, что готов был служить, если бы война была на территории России. Уезжать в другую страну, чтобы «выполнять долг», он не хочет. 


«В первую очередь, я не пойду туда, как мусульманин. Потому что там воюют братские народы, но я не поехал бы. Мне больно, что умирают простые люди. У меня есть свои дети, жена, в первую очередь, мои родители, поэтому я приехал обратно. У меня никаких навыков, никакого опыты нет. Оттуда живым придешь, инвалидом придешь или вообще не придешь – Бог знает», - говорит Маъруф. 


Приехал Маъруф из Липецка в Душанбе 29 сентября. Билеты были дорогие, по 100 тысяч рублей, поэтому он был вынужден приехать домой наземным путем – через Казахстан в Узбекистан, а потом в Таджикистан. 


Возвращение домой заняло 4,5 дня – он добирался вместе с другом.


Границу проходили трудно. Много людей бежали, поэтому была очередь и 10-километровая пробка. Они вышли из машины, прошли пешком 10 километров и дошли до границы России с Казахстаном.


После того, как нашли машину, заехали на таможню – никаких проблем и допросов на российской стороне не было, их пропустили.  

Он рассказывает, что на нейтральной зоне было очень много машин, поэтому он с другом 15 часов стояли просто так. Казахстанская таможня работала медленно, даже иногда не работала.


Говорит, что отношение пограничников было издевательским. 


«Утром мы где-то в 11 часов въехали на территорию Казахстана. Из Казахстана до границы с Узбекистаном ехали 30 часов на машине. Потом надо было выезжать с казахской территории. 


Это просто криминал, казахская таможня на границе Казахстана и Узбекистана только деньги сдирает и все. Открываются ворота, заходишь, берут твой паспорт, видят, что ты мигрант. Не отдает паспорт назад, нагло просят деньги на чай.


Очень холодные воспоминания останутся о Казахстане на всю жизнь. Вроде мы все себя называем мусульманами, но так себя вести нельзя. В трех местах деньги содрали. Дальше Узбекистан – там уже все было хорошо, никто денег не просил, на нашей границе тоже пограничники не мучили». 


Спустя почти 5 дней, Маъруф приехал домой, в Душанбе. Он рассказывает, что его черные волосы поседели в дороге – она убивает.


Это первый и последний раз, когда он ехал на попутной машине из России в Таджикистан, заверяет он.

 

«Земля и небо»  

Маъруфу 31 год. 11 лет он отучился в российской школе в Душанбе. Первые два класса были очень сложными, но потом уже научился свободно говорить по-русски. 


После окончания школы, в 2010 году поступил в российский университет в Душанбе. Учился хорошо, с интересом.


На третьем курсе по совету своих родных женился. Окончил университет с красным дипломом и в статусе отца – тогда у него в семье родился первый ребенок. 


На вопрос, почему не остался работать по профессии дома, а решил уехать в миграцию, он говорит, что вариантов работы в России намного больше, да и зарплаты там выше. 


«Я уехал в 2016 году. На тот момент было уже двое детей. Надо было, как говорится, уезжать в Россию и зарабатывать для семьи». 
 

Первый опыт в России  

11 лет Маъруф учился в русской школе в Душанбе и думал, что в России его будут окружать такие же хорошие люди. 


«Когда я уехал, оказалось, что русские в Таджикистане и русские в России – это небо и земля», - отметил собеседник.


Он устроился в одну из российских компаний такси, взял в аренду машину. Один из первых жизненных уроков, который усвоил для себя Маъруф на этой работе: люди разные, и у всех разное воспитание.


По его словам, большинство русских недолюбливают приезжих.


Такое негативное отношение есть не только к приезжим из других стран, но даже к русским, которые родились и выросли в Азии, но решили вернуться в Россию, отмечает он. 


«Если местные люди даже к ним относятся плохо, то к нам – тем более. Конечно, не все. Но адекватных, к сожалению, мало. Спрашивают, почему вы приехали сюда? Говорят, что мы «приехали и заняли их рабочие места». Такие конфликты случались каждый день. Каждый день я слышал одинаковые вопросы: «Мы вас не ждали, зачем вы приехали»?», - вспоминает душанбинец. 


Поначалу Маъруф пытался им объяснять, приводить доводы, что миграция существует везде и это нормальное явление.


Спустя время он понял, что люди его не понимают, остаются при своем мнении – поэтому перестал отвечать на их вопросы о целях приезда в Россию. 


«Конечно, наши тоже не «белые и пушистые». У наших тоже очень много ошибок. Они не знают русского языка или, если знают, то очень плохо. Поэтому и местные нас «гнобят», и мы элементарно не можем постоять за себя», - добавляет он.  


Маъруф рассказывает, что мигранты из Кыргызстана и Узбекистана занимаются преимущественно такими же работами, как и таджикистанцы:

 

«Отношение русских в целом к нам, выходцам из Центральным Азии, как правило, негативное, уважения - ноль. Честно скажу, такое впечатление, что они нас за людей не считают. У них есть свои собачки, кошки, они намного больше ценят своих животных, чем нас. Садятся в машину, начинают разговор в грубой форме. Сложно, сложно найти общий язык…». 


По подсчетам, в миграции надо зарабатывать 55-65 тысяч, чтобы хватало себе и на отправку денег домой.  

 

Что дальше? 

Сейчас Маъруф работает в душанбинском магазине у друга. Каждый день в 9 утра приезжает на работу, в 8 вечера он собирается домой.


Зарабатывает по 130 сомони в день: 


"Если каждый день без выходных работать, заработаю в месяц 4000 сомони. Вот почему наши все уезжают в Россию, потому что сложно на эти деньги содержать жену и троих детей". 


Жизнь научила его не строить планы наперед. Он признается, что не знает когда закончится этот кошмар.


Сейчас Маъруф вместе с семьей Душанбе, но в Липецке осталась его собственная машина. Он планирует до конца года поехать туда и привезти машину в Душанбе.


Снова сядет за руль и будет работать таксистом. Но уже дома...





КОММЕНТАРИИ