Журналисты Таджикистана о деле Абдулло Гурбати: «Приговор несправедливый и противоречит международным обязательствам» » The Asia Times - события в Азии и в мире: темы дня, фото, видео, инфографика.

Журналисты Таджикистана о деле Абдулло Гурбати: «Приговор несправедливый и противоречит международным обязательствам»

Таджикские журналисты прокомментировали приговор таджикскому журналисту Абдулло Гурбати, они намерены писать заявления, чтобы дело было пересмотрено.

Суд столичного района Шохмансур приговорил журналиста Абдулло Гурбати к семи годам и шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Его признали виновным по ч.1 ст. 328 (применение насилия в отношении представителя власти), ч.1 ст. 330 (оскорбление представителя власти) и ч.2 ст. 307 (3) (организация деятельности экстремистской организации) УК Таджикистана и приговорил к тюремному сроку по совокупности.

Таджикские журналисты уверены, что если бы вину Абдулло Гурбати можно было подтвердить вещественными доказательствами, то суд был бы открытым.
 

Абдумалик Кадыров, руководитель «Медиа-Альянса» Таджикистана:


- Это несправедливый приговор. Дело сфабриковано и противоречит всем международным обязательствам Таджикистана, где государство обещает обеспечить свободу слова и журналистов.

Цель вынесения столь сурового приговора - закрыть рты всем свободомыслящим журналистам и блогерам и осадить их. По этой причине «Медиа-Альянс» осуждает этот приговор и призывает власти Таджикистана пересмотреть его и действовать в рамках действующего  законодательства.

В сотрудничестве с другими журналистскими организациями мы постараемся опубликовать коллективное заявление и вместе спланируем наши дальнейшие действия.
 

Хуриниссо Ализода, председатель Совет по СМИ:


- Совет по СМИ Таджикистана считает приговор в отношении Абдулло Гурбати очень суровым, и надеется, что он будет пересмотрен на более высоких уровнях.

В связи с тем, что судебные процессы и рассмотрение самого дела проходили в закрытом режиме, мы не можем ничего сказать о его справедливости или несправедливости.

Совет по СМИ не будет делать официальных заявлений и обращений по этому приговору, поскольку опыт показал, что заявления и обращения журналистов и журналистских сообществ в связи с делами журналистов ничего не меняют.
 

Нуриддин Каршибоев, председатель Ассоциации независимых СМИ Таджикистана:


- На самом деле приговор Абдулло Гурбати является несправедливым, но вполне ожидаемым.

Проведение судебного заседания в закрытом режиме, неудовлетворение ходатайств подсудимого и его защитника в судебном процессе означает, что права Абдулло Гурбати не были полностью обеспечены в судебном процессе.

Все международные организации, защищающие свободу слова и права человека, следили за развитием событий. Результат не соответствует требованиям демократического и правового общества, провозглашенного Конституцией Таджикистана.

Если бы вину Абдулло Гурбати можно было подтвердить вещественными доказательствами, то суд прошел бы открытым и общественность была бы проинформирована о том, в чем виновен Абдулло. Но сегодня весь процесс, проходивший за кулисами, завершился приговором лишения свободы сроком в 7,5 лет.

Необходимо предпринять дополнительные шаги для обеспечения прав Абдулло исходя из национальных и международных правовых норм, так как впереди еще несколько схожих дел.

Мы будем следить за этим делом, мы за обеспечение прав Абдулло и за справедливое судебное разбирательство.

НАНСМИТ думает о публикации соответствующего заявления. Подготовить его несложно, но мы хотим, чтобы оно повлияло на решение правоохранительных органов.
 

Умед Бабаханов, главный редактор медиа-группы «Азия-Плюс»:


- Медиа-группа «Азия-Плюс» считает приговор в отношении Абдулло Гурбати суровым и несправедливым. Если бы судебный процесс проходил открыто, и общество услышало аргументы обвинения, возможно, тогда и у нас было бы другое мнение.

Но в нынешней ситуации к объективности следствия возникают закономерные вопросы. Нам совершенно непонятно, почему суд прошел за закрытыми дверями.

Такой приговор в отношении Абдулло Гурбати - очень нехороший сигнал и для нашей страны, и для всего мирового сообщества. 

В дни недавнего пограничного конфликта наши власти недоумевали, почему мы проигрываем информационную войну, почему молчат наши блогеры и журналисты. Боюсь, что после таких судов в медийном пространстве нашей страны вообще наступит гробовое молчание.

В условиях наступившей глобальной нестабильности в мире такие судебные прецеденты тем более опасны. Сейчас наоборот надо расширять социальную базу власти, укреплять гражданское общество и стабильность в стране, не давать поводов разного рода внешним силам использовать такие случаи против Таджикистана.

Надеюсь, вышестоящие судебные инстанции пересмотрят данное решение и Абдулло будет освобожден в зале суда.
 

Кироншо Шарифзода, журналист, председатель ОО «Журналист»:


- Приговор в отношении журналиста Абдулло Гурбати для нас является непонятным. Обвинение в причастности к связям с запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения отрицает он сам, его адвокат и его близкие.

Если бы речь шла о государственной секретной тайне, мы бы еще отнеслись с пониманием, но сегодня доказательства его вины со стороны суда не предоставлены. Поэтому этот приговор является непрозрачным и непонятным.
 

Раджаби Мирзо, журналист, гражданский активист:


- Неужели в центрах принятия решения не думают, что, осуждая известных журналистов и блогеров по обвинениям в экстремизме, они дают пищу для зарубежных аналитических центров специальных структур? 

Разве не будут они думать, что если журналисты и другие представители гражданского общества Таджикистана являются экстремистами, то население страны может быть еще радикальнее? 

Не стоит забывать, что Центральная Азия сегодня находится в центре внимания мировой политики и руководство Таджикистана на высоком уровне тоже часто об этом говорит.

Ситуация, действительно, непредсказуемая, поэтому необходимо взвешивать каждый шаг, это очень важно сегодня.  

Я специально обращаю внимание на центры принятия решений, а не на суд и судью Шафо Бехруза Назарали. Признаться, в отношении этого судьи, который ранее работал в отделе по связям со СМИ Верховного суда, мы питали другие надежды. В своем недавнем материале на эту тему, я говорил, что вряд ли приговор будет вынесен в канун 70-летия президента Таджикистана, ибо это создало бы разные толкования. Но…

Если вина Абдулло доказана, в связи с чем от требуемого прокурором срока сократили лишь полгода, то судья мог хотя бы сделать процесс открытым, чтобы в его вине убедилось все общество. 

Получается, сегодня каждого журналиста могут посадить в тюрьму за освещение проблем общества или критику некомпетентного чиновника по обвинению в том, что сказанное ими совпадает со сказанным запрещенных групп?

Но мы не должны забывать, что экстремистские группы появились недавно, а журналисты были всегда.

Я считаю, что общество и журналистские сообщества должны серьезно отнестись к приговору судьи Бехруза Шафо и донести до центра принятия решения, что журналистика и экстремизм – это не только две разные, но противоречащие друг другу вещи. 

Если не хотят этого понять, тогда получается журналистам и СМИ не нужно больше писать критические материалы, а по примеру государственных СМИ публиковать только хвалебные статьи, «ура» - материалы и «положительные и позитивные» материалы?  

И тогда в каждой своей публикации нужно также указать: «В рамках возможностей, которые имеем. Пропаганда!».
 

Махпора Киромова, журналист:


- 7,5 лет – это, однозначно, суровый срок, даже если Абдулло допустил какую-то ошибку из-за своей эмоциональности. А он таковым, кстати, был - мог легко и просто вспылить, резко высказаться, в чем-то перегнуть палку. Но это все ввиду молодости и неопытности. Нельзя за это так жестко крылья ломать...

Кто-то может сказать, что у него помимо всего прочего есть ещё и статья 307 УК РТ, говорящая о связи с экстремистскими организациями, а за это сроки не могут быть иными. Согласна, не могут быть. Однако по данной статье столько людей ушло за решетку, особенно в первую половину этого года, что происходящее может означать только одно: светлые умы - все либо террористы, либо экстремисты. А я в это не верю. Как и не верят многие.

Если бы суд был открытым, и мы бы все могли наблюдать за процессом, может, этих сомнений не было бы.



КОММЕНТАРИИ