«Томирис» - духоподъемное фэнтези среднего уровня

Недавно на экраны страны вышел казахстанский исторический блокбастер «Томирис», посвященный легендарной сакской царице.

Потрачено на него было около 10 млн долларов. В целом фильм у зрителей вызвал позитивную реакцию. Ниже мы постараемся разобрать данный фильм в трех плоскостях:
- исторической;
- идеологической;
- художественной.

1. Историческая часть:
Историческая достоверность фильма стремиться к нулю. Перечислим наиболее очевидные отступления авторов фильма от исторической достоверности.
1.1. Повествование начинается с аль-Фараби, который «пересказывает» зрителю сведения Геродота о Томирис. Здесь налицо двойная ошибка: во-первых, аль-Фараби был переводчиком греческих философов и других авторов, но он не переводил труды Геродота. Во-вторых, события фильма лишь очень отдаленно напоминает то, что описано у Геродота. Фактически совпадают лишь имена трех героев и некоторые мелкие детали, все остальное либо не указано у Геродота, либо вовсе противоречит ему. Но это мы разберем ниже. Сведения Геродота о Томирис можно почитать по следующей ссылке http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1269001000
1.2. Как звали отца и мать Томирис не известно. В фильме отец назван Спаргапом, а мать Бопай (из народа тигрхауда) – все это исключительно плод фантазии сценаристов.
1.3. Не известно, была ли Томирис дочерью царя массагетов. В источнике указано, что она была женой царя массагетов, то есть нет никаких сведений, что она была «царских кровей».
1.4. Племя акибатов, против которых в начале фильма сражается Спаргап-ата, в источниках вовсе не упоминается. 
1.5. Аргун, муж Томирис, сын вождя дахов, никогда не существовал в истории. Его смерть в Вавилоне с сыном тоже вымысел.
1.6. Каваз, Куртун и «вождь хорезмийцев», которых можно назвать «коллективными убийцами» отца Томирис, в источниках не упоминаются. Предательство с их стороны также чистой воды художественный вымысел.
1.7. Переход Кира реки Сырдарья также полный вымысел. На деле весь поход Кира охватывал территорию современных Ирана и Туркмении. Река Аракс, которую он пересек идентична реке Узбой, которая впадала ранее в Каспийское море. Погиб же Кир, судя по оценкам историков, возле гор Балкан на территории современной Туркмении.
1.8. Смерть Спаргаписа (не Спаргапа), сына Томирис, в источниках описана совсем по-другому: сначала он захватил лагерь Кира, что оказалось ловушкой, начал праздновать с другими массагетами, а потом на них напали, а потом «когда хмель вышел у него из головы и он понял свое бедственное положение, попросил Кира освободить его от оков. Лишь только царевич был освобожден и мог владеть своими руками, он умертвил себя. Так он скончался». Это и близко не похоже на его смерть в Вавилоне вместе с отцом, как это продемонстрировано в фильме.
Фильм изобилует и другими историческими ляпами, но мы не будем на них подробно останавливаться, а перейдем к другим аспектам фильма.

2. Идеологический аспект:
2.1. Для фильма был специально изобретен «сакский язык» - его можно было назвать и «массагетским», но, судя по фильму, это был «язык сакских племен» от «Алтая до Каспия». В фильме постоянно повторяются два слова: «мана» и «сана», которые, по замыслу сценаристов, являются предковыми формами тюркских местоимений «мен» и «сен». По сути, язык этот фейковый, тем более вызывает большие сомнения, что племена от Каспия до Алтая говорили на одном «сакском» языке (племена Центрального и Восточного Казахстана, судя по источникам, к сакам не относились). Кроме того, есть основания доверять историкам, которые считают, что скифо-сакские племена Средней Азии и Причерноморья говорили на языках восточно-иранской подгруппы языков, а не на тюркских языках.
Придумывание некоего прототюрского языка, на котором якобы говорили саки, должно внушить зрителям, что казахи являются прямыми потомками Томирис и ее воинов. Но сама идея была выполнена не на высоком уровне, поэтому выражение «мана-сана» стало забавным интернет-мемом.
2.2. «Конструирование коллективного Мы» в фильме видно невооруженным глазом. Дахи, савроматы, массагеты, тигрхауда, согласно источникам, были разными этносами, в фильме же они представлены как части единого целого, как, к примеру, аргыны, адайцы, дулаты и найманы – племена, которые входят сегодня в казахскую нацию и являются частями одного целого, хоть и носят разные племенные названия. Аналогии очевидны. При этом территория «сакских племен», как она показана в фильме – «от Алтая до Каспия» – не совпадает с данными первоисточников и удивительным образом совпадает с современными границами Казахстана. 
То есть в фильме есть два исторических посыла «саки – наши предки» и «саки населяли всю территорию современного Казахстана». Исходя из этих тезисов, вырисовывается незамысловатый идеологический посыл: предки казахов (саки) говорили на пратюркском языке и владели территорией Казахстана с древнейших времен и эффективно защищали ее от зарубежных завоевателей.

3. С художественной точки зрения фильм представляет собой смесь двух шаблонных голливудских сюжетов.
3.1. Первый шаблон представлен в первой части повествования, структура которого заимствованы из мультфильма «Король-Лев»: наследник царя (зверей) жил счастливо и беззаботно под опекой отца, пока предатели вероломно не убили своего сюзерена, после чего юный наследник (наследница) престола скитался, пытаясь выжить. Позже он (она) обрел друзей («Тимон и Пумба» в «Короле-Льве» и «Сардана и другие девушки-«кандастар» в «Томирис»). Уже в зрелом возрасте наследник престола смог отомстить убийцам отца и вернуть себе престол.
3.2. Второй шаблон – это устаревшее «черно-белое изображение героя и антигероя», в котором положительный герой «гуманист» и «хороший человек», а антигерой жесток и вероломен
В целом, с художественной точки зрения «Томирис» чуть лучше большей части исторических фильмов, которые снимаются в Казахстане. Но назвать его историческим нельзя, это скорее «фэнтези среднего уровня» со скромным по голливудским меркам бюджетом в 10 млн долларов.
Любопытно, что, несмотря на посредственную художественную ценность и массу исторических ляпов, фильм понравился зрителям, многие даже аплодировали по окончании сеанса. Скорее всего, это свидетельствует о том, что в Казахстане присутствует запрос на контент, выражающий и внушающий чувство «национальной гордости». Однако при этом киноделы выбирают очень зыбкий «научный фундамент» как основание для формирования этой гордости.
Это объясняет претензии к качеству подобных псевдоисторических фильмов со стороны профессиональных историков, в то время как кинокритики отмечают шаблонность и банальность сюжетов подобных картин.
У казахов богатая история, и если государство хочет удовлетворить спрос на «повышение национальной гордости», ему достаточно хорошо подобрать исторических консультантов, которые могли бы сформировать интересные фреймы и сюжеты для исторических фильмов, не занимаясь сочинительством, а обращаясь к разнообразному и достоверному историческому прошлому казахов.

Поделиться новостью в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ