Дипломатия с коммерческим уклоном

№121 (30908) 31 октября 2019 года
Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН, соб. корр. «Правды». г. Бишкек.
Власти Таджикистана совершили очередной демарш против Тегерана, пригласив в страну иранских диссидентов. Подобные шаги могут перечеркнуть нормализацию отношений, служащую интересам двух государств, но раздражающую США и других противников исламской республики.

ПЫТАЯСЬ закрепить свою легитимность, нынешнее таджикское руководство объявило республику наследницей древних империй. Особое благоволение чиновников вызывают две из них — Ахеменидская держава (VI—IV века до н.э.) и государство Саманидов (IX—X века н.э.). Ставя их правителям памятники, называя в их честь географические объекты, власти пытаются вытравить память о советской эпохе, которая дала республике реальные государственность, экономический потенциал, грамотность, искусство и т.д.

В полном соответствии с этим курсом в конце октября в Душанбе прошёл международный симпозиум «Исследование древней культуры: вчера и сегодня». Открывший его президент страны Эмомали Рахмон заявил, что Саманиды создали основу для формирования таджикского народа, заложили систему госуправления, дали толчок развитию науки и культуры.

Впрочем, это мероприятие имело не только пропагандистский, но и ярко выраженный политический подтекст. На симпозиум была приглашена целая делегация иранских оппозиционеров. Проживая в США, Австралии и странах Евросоюза, они жёстко критикуют правительство исламской республики, из-за чего большинству из них въезд на территорию Ирана запрещён. Гости похвалили внимание таджикских властей к традициям прошлого, заявив, что «репрессивный режим» в Тегеране якобы предал их забвению. Учитывая высокий уровень форума и его широкое освещение в СМИ, это можно смело назвать демонстративным вызовом и сознательной провокацией. А ведь ещё совсем недавно казалось, что чёрная полоса в отношениях двух стран осталась позади.

Напомним, что несколько лет назад сотрудничество Душанбе и Тегерана было омрачено рядом инцидентов. Первым из них стал арест в исламской республике иранского бизнесмена Бабака Занджани. Его обвинили в финансовых махинациях, участниками которых оказались в том числе члены руководства таджикского национального банка. После этого официальный Душанбе стал делать реверансы в адрес Саудовской Аравии. Королевство пообещало Таджикистану щедрую финансовую помощь, открыто связав её с поддержкой борьбы против Ирана.

На этом фоне состоялся визит в Тегеран руководителя Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддина Кабири. Саму организацию незадолго до этого запретили в республике и объявили террористической. Данный факт был использован таджикскими властями для обвинений Ирана в «поддержке терроризма». Официальные СМИ запестрели статьями и целыми «документальными» фильмами, в которых Тегеран провозглашался виновником гражданской войны 1990-х годов и организатором всех крупных терактов. Товарооборот между странами упал до минимума, были заморожены совместные проекты.

Так продолжалось несколько лет. Лишь недавно стороны сделали шаги навстречу друг другу. В июне состоялся визит в Тегеран министра иностранных дел Таджикистана Сироджиддина Мухриддина. В ходе его переговоров с главой МИД Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом и президентом Хасаном Роухани обсуждалась реконструкция Сангтудинской ГЭС-2 и автомобильного тоннеля «Истиклол». Оба объекта были в своё время построены при поддержке Тегерана. Также иранские власти предложили Таджикистану совместно использовать порт Чабахар на берегу Индийского океана.

Не менее важным итогом визита стало подписание межправительственного меморандума. Согласно его пунктам, стороны должны воздерживаться от вмешательства во внутренние дела друг друга. Это среди прочего касается средств массовой информации, политика которых, как отмечено в документе, должна быть направлена на укрепление межгосударственных связей.

Получив хороший импульс, отношения Тегерана и Душанбе стали выходить из спячки. Роухани и Рахмон провели ряд переговоров — сначала в Киргизии, на полях саммита Шанхайской организации сотрудничества, а затем и в самом Таджикистане. В середине июня там прошла встреча участников Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Нормализация отношений выразилась в возобновлении авиасообщения между Душанбе и иранским Мешхедом, а также в соглашении о совместной реконструкции тоннеля «Истиклол», связывающего север и юг Таджикистана. Расходы страны разделят поровну, внеся по 5 миллионов долларов каждая. Эта договорённость была достигнута в начале октября, а спустя считанные недели произошло событие, которое грозит поставить крест на всех усилиях.

ЧТО ЖЕ подтолкнуло Душанбе к столь недружественному шагу по отношению к Тегерану? Скорее всего, влияние сил, стремящихся к полной блокаде исламской республики. В последнее время США значительно активизировали усилия на таджикском направлении. 21—22 октября в Вашингтоне состоялись переговоры первого заместителя министра экономического развития республики Завки Завкизоды с торговым представителем США Робертом Лайтхайзером и группой американских бизнесменов. Как сообщается, стороны обсудили вопросы упрощения взаимной торговли, увеличения американской технической помощи, а также исключение Таджикистана из поправки Джексона — Вэника, ограничивающей товарооборот Вашингтона с рядом стран.

Продолжается оказание Душанбе финансовой и технической помощи. 22 октября американское посольство передало столичному аэропорту оборудование для обнаружения радиации. Ранее пограничные войска Таджикистана получили радарные системы стоимостью почти 4 миллиона долларов. При содействии Агентства США по международному развитию (ЮСАИД) осуществляется проект «Продовольствие во имя будущего»…

Завися от американской помощи и, возможно, получив обещания ещё более щедрой поддержки, власти Таджикистана могли пойти на сознательное обострение отношений с Ираном. О геополитических рисках столь необдуманных поступков чиновники страны, видимо, не задумываются.

Поделиться новостью в социальных сетях:

КОММЕНТАРИИ